Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org








Яндекс.Метрика
О работе Уполномоченного \ События, факты, комментарии \

Лечение с запахом краски

Когда ребенок болеет, тяжело всем – и самому малышу, и его родителям. А пациентам Детской инфекционной больницы №3 на Васильевском острове вдобавок ко всему приходится проходить настоящий тест на выживание в экстремальных условиях…



«Ситуация по условиям пребывания просто ужасная, - пожаловались родители Уполномоченному по правам ребенка. – Полным ходом идет ремонт со сверлением, грохотом, криками, перемещением мебели, запахом краски и т.д. По стерильным коридорам снуют строители в рабочей одежде. Даже здоровым взрослым людям выносить это трудно. А что уж говорить о детях?..».

Получив сигнал SOS от родителей, Светлана Агапитова выехала в больницу, чтобы лично оценить обстановку и обсудить проблему с руководством учреждения.

Уклад жизни в ДГИБ №3 несколько отличается от других детских лечебниц города. Еще с порога стало ясно, что здесь нет принципиального деления на «своих» и «чужих». И, тем не менее, нельзя сказать, что гостей здесь встречают радушно. Скорее, равнодушно.

Вместо отряда неусыпных стражей на КПП гостей приветствовали … пустые кресла. Охранница, на которую случайно натолкнулись проверяющие уже за воротами, нисколько не удивилась посторонним людям. Без лишних вопросов объяснила, как найти главврача и потеряла к делегации всякий интерес.



Медсестерские посты в корпусах также пустовали, так что все желающие имели возможность спокойно заходить в здания, беспрепятственно перемещаться по этажам.

Это при том, что в палатах находятся дети (и некоторые лежат одни!), а в коридорах стоят незапертые шкафчики с медикаментами. Не говоря уже про разбросанные по столам истории болезней – что, к слову, является конфиденциальной информацией.

Возможно, всё в расчете на человеческую честность и добропорядочность. Или на то, что «случайным людям» в инфекционной больнице делать нечего.

Хотя, а как же строители? Ведь их, по словам родителей, трудится здесь немало…

Время от времени в холле мелькали белые халаты. Но персонал, казалось, посторонних не замечал. Только одна сотрудница, скорее из любопытства, чем из-за бдительности поинтересовалась: «А вы к кому?». «Ни к кому. Мы просто гуляем, осматриваемся…», - отшутилась Светлана Агапитова. «А, типа экскурсия?..», - понимающе закивала медработник и ушла.

Правда, в другом крыле медсестры узнали гостью – заулыбались, стали перешептываться между собой. Но реакции по-прежнему никакой не последовало – ни вопросов, ни предложения позвать руководство.


Главный врач Галина Тюленева появилась минут через сорок. К тому времени Уполномоченный успела обойти несколько отделений, пообщаться с юными пациентами, их мамами и … полюбоваться ремонтными работами, на которые жаловались родители.

Стройка действительно шла полным ходом. Все проходы на этаже завалены мебелью, по всему коридору тянется шлейф из пыли и паров краски.

«Как вы здесь работаете?», - удивилась Светлана Агапитова. «А мы уже привыкли…», - отвечали сотрудники больницы.

Мамы с детьми в палатах тоже вынуждены были смириться с этими военно-полевыми условиями: «Главное, что стук по ночам прекратился и в обед рабочие стали меньше шуметь – можно малышей спокойно укладывать. А краска – тут уж есть как есть…».

Родители не ропщут, готовы немного потерпеть. Но «немного» - это сколько? Насчет сроков окончания ремонта руководитель больницы и начальник стройки выражаются весьма туманно: может, две недели, может, и три. А там, глядишь, уже и другое отделение надо будет готовить к реконструкции…

«А на ночь рабочие здесь остаются?», - спросила Уполномоченный. Сначала утверждали, что нет. Однако шум в позднее время, топчаны, матрацы, подушки и одеяла в кладовке позволяют усомниться в правдивости этих слов. А после прораб и сам проговорился, что рабочие ночуют, чтобы быстрее закончить ремонт.


На 3 этаже – в самом эпицентре строительных работ, в палатах лежат 10 детей и их родителей. По словам главного врача, у нее нет возможности распределить пациентов по другим отделениям.

Как оказалось, нехватка мест, особенно в период эпидемий и холодное время года - это глобальная общегородская проблема. В больнице всего 215 коек. С изменением СанПиНов станет еще меньше, так как потребуются дополнительные метры для сопровождающих взрослых. При этом, количество больных меньше не становится....

Как бы то ни было, после визита Уполномоченного дело сдвинулось с мертвой точки. Уже сегодня ремонтируемый этаж закрыли, пациентов перевели в другие палаты, а охрана на КПП бдительно проверяет документы у всех сотрудников и посетителей учреждения. Однако, для этого понадобилось несколько месяцев терпеливого ожидания, несколько жалоб от родителей и вмешательство Уполномоченного по правам ребенка…


Светлана Агапитова: «Профессионализм врачей ДГИБ №3 сомнений не вызывает, и родители неустанно это подчеркивают. Но антисанитарные условия, в которых оказались пациенты инфекционной больницы, вызывают недоумение и возмущение.

Сейчас многие лечебные учреждения частично или полностью закрываются на ремонт. Но это вовсе не означает, что больные дети и их родители должны находиться посреди строительного мусора и дышать парами краски. Мы будем за этим внимательно следить.

Кроме того, я обратилась в городскую Прокуратуру и Комитет по здравоохранению с просьбой взять ситуацию на контроль».


Добавить комментарий:

E-mail:   Пароль:

Не зарегистрированы? Регистрация

 Пожалуйста, введите код с картинки:



Мы в соцсетях:


           

© 2010-2018 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00