Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org







О работе Уполномоченного \ Что делаем \

9+11=?


Довольно большое здание по адресу Бухарестская, 63, долгое время занимал Детский дом №9. «Прославилось» это учреждение мощным конфликтом в педагогическом коллективе. Одна из противоборствующих сторон вытащила на свет божий инцидент, который ранее благополучно скрыли. Так все узнали о воспитателе, ломающем швабры о спины провинившихся детей. В течение года после этого, ситуацию в педагогическом коллективе так и не смогли стабилизировать. Завершилась история парадоксально – Детский дом № 9 просто… перестал существовать. Нет-нет, ничего страшного не случилось, просто в его здание переехал детский дом № 11. Естественно, дети из «девятки» влились в новый коллектив, не поменяв фактического адреса проживания.

Когда происходят такие слияния, всегда интересно, воцарится ли под старой крышей дух другого учреждения или же напротив стены, впитавшие энергию былых конфликтов, будут подавлять новоселов. Кстати, в нумерологии 11 - число большой магической силы и отличается выдающимися качествами — внутренней способностью влиять на массы и нести Свет человечеству. Проработав чуть более года, объединенный детский дом не подал о себе никаких тревожных сигналов. Светлана Агапитова отправилась посмотреть, как обустроились педагоги и воспитанники после переезда.

Визуально учреждение изменилось весьма заметно. В течение года здесь поэтапно проводился ремонт. Большое здание позволяет закрывать отдельные секции и приводить их в порядок, не выселяя детей. Кроме того, проведена существенная работа по выдворению бизнеса, обосновавшегося в помещениях детдома при прежнем руководстве. Выяснилось, что там работало аж 7 коммерческих фирм.


Теперь все эти площади исключительно в распоряжении ребят и коллектива учреждения. А места действительно требуется немало, ведь сейчас здесь живут 183 воспитанника и все они непростые – с тем или иным заболеванием нервной системы. 45 из них – дети с ограниченными возможностями.



Кружки и секции в 11-м детдоме – не только форма досуга и дополнительного образования, но и средство реабилитации. Хотя, пользующаяся спросом швейная мастерская дает ребятам полезные жизненные навыки – по крайней мере, привести в порядок порвавшуюся одежду и пришить пуговицу они могут. Старшеклассники могут сшить несложные домашние брюки. Сами, правда, носить их стесняются, но вот среди малышей эта продукция очень востребована.

Не забыты различные виды художественного творчества, работают спортивные секции. Кстати, некоторые виды спорта полностью взяли на себя попечители. Одна из фирм не только обеспечила ремонт борцовского зала, но и оплачивает работу тренеров. Другой попечитель исполняет функции «деда мороза» - перехватывает письма с новогодними желаниями детей и исполняет их. Некрупные коммерческие организации, желающие по мере возможности поддержать детей – берут на сопровождение какую-нибудь группу и, например, обеспечивают ребятам праздничные столы в дни рождения.



Но не одними лишь радостями живет детский дом, в котором у большей части детей есть отклонения в психическом развитии. Учреждение имеет серьезный и оборудованный медицинский блок, а также специализированные помещения, где работают логопеды, дефектологи и психологи. Для коррекции здоровья стараются использовать и время каникул. Например, этой осенью все ребята выезжают в санаторий на черноморское побережье. Есть у детдома и свои загородные базы – в Вырице и Скреблово. Сейчас они готовятся к реконструкции, на которую уже выделены средства. Однако, администрация детдома отправляет в пригород только тех, для кого противопоказан длительный переезд. Остальных возят на юг, к морю.

Еще одно полезное направление работы 11-го детдома – помощь выпускникам, в том числе и 9-го детского дома. В так называемом «Молодежном центре» собирают информацию о ребятах, которые вышли из стен детского дома, устанавливают с ними контакт, узнают о том кто и как устроился в самостоятельной жизни. Если требуется какая-либо помощь, то стараются совместно найти какое-то решение. По сути, это и есть зачатки системы социального сопровождения выпускников сиротских учреждений, о необходимости которой, в последнее время говорят все чаще. Но пока теоретики спорят, практикам некогда ждать, они организовывают все сами, пытаясь втиснуть то, что необходимо в рамки существующих положений, ставок, приказов и прочих нормативных документов, которые не всегда поспевают за реалиями жизни.

Из той же серии – проблема с воспитателями для групп, где живут дети инвалиды школьного возраста. Дело в том, что действующее законодательство не предусматривает, что у таких детей должен быть воспитатель в дневное время – оплата за эти часы им не предусмотрена. Дошкольного возраста – пожалуйста, а после, видимо предполагается, что ребенок на занятиях и воспитатель ему не нужен. Повседневная практика говорит обратное – особому ребенку помощь необходима и в течении дня. Кто-то находится на надомном обучении, кого-то надо сопровождать на занятиях в школе.

В общем-то, и само появление группы «Особый ребенок» в 11-м детдоме произошло, что называется «скорее вопреки, чем благодаря». Ольга Тимофеева – директор учреждения, создала эту группу по своей инициативе, потому что понимала – иначе нельзя, эти дети нуждаются в специально организованных бытовых условиях. Однако, затянувшийся ремонт не позволяет довести задуманное до логического конца. Дело в том, что финансирование работ было разбито на два года. В 2011-м все прошло, как положено, а в 2012-м вдруг остановилось. А у строителей, как известно, разговор короткий: нет денег – нет ремонта. Вот и ждут ребятишки с ограниченными возможностями, когда их найдут «заблудившиеся» деньги…

«Можно сколь угодно долго мечтать о том, что завтра у нас всех сирот «разберут» в приемные семьи, и мы закроем все детские дома, - говорит Светлана Агапитова, - но надо все-таки быть реалистами. Спору нет – в семье ребенку лучше, чем в учреждении, но по приказу или по распоряжению, в принудительном порядке этого не добиться. Нужно создавать условия, готовить такие семьи. А уж когда речь идет о сложных детях, надо все делать с особым вниманием. В 11-м детдоме уже есть несколько случаев повторных отказов, причем возвращают детей даже не в подростковом возрасте. Под влиянием каких-то обстоятельств люди взяли ребенка, а потом, ощутив на себе как сложно растить таких детей, отказались. Что там рассуждать о вреде для психики – это очевидно, да и в семью такой «отказник» вряд ли уже когда то захочет.

Иными словами – до той поры, пока без учреждений нам не обойтись, нужно привести их в достойный вид. Я обязательно выясню, с чем связана эта задержка с финансированием. Бывший 9-й детский дом, после объединения с 11-м, заметно изменился в лучшую сторону и тут нельзя останавливаться на полдороги.

Единственное, что вызывает вопросы – это одновозрастные и однополые группы. Все-таки, сейчас все ориентируются на семейные модели, то есть когда в одной группе есть и мальчики и девочки разных возрастов. Для социализации это важно, ну и в какой-то мере сглаживает казенную обстановку учреждения. Год адаптации для детдома был, конечно, непростым, но я думаю надо обратить внимание и на этот важный фактор».

Нет комментариев

Добавить комментарий:

E-mail:   Пароль:

Не зарегистрированы? Регистрация

 Пожалуйста, введите код с картинки:



Мы в соцсетях:


           

© 2010-2016 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00