Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org








Яндекс.Метрика
О работе Уполномоченного \ Что делаем \

Кому нужны таблетки «по дешевке»?

Борьба с коррупцией – дело, безусловно, нужное и важное. Беда только, что методы, которыми она ведется, далеко не всегда бьют по тому недугу, который пытаются искоренить. Самый болезненный и затасканный пример – это строительство и ремонт на бюджетные деньги. Когда единственный критерий подбора подрядчика это низкая цена – качества тут ждать глупо. Теперь, судя по всему, аналогичная ситуация утвердится в фармацевтике. С 1-го июля вступает в силу приказ Министерства здравоохранения, который, по сути, закроет поступления на Российский рынок качественных препаратов иностранного производства. Если речь идет о банальном аспирине, то все не так страшно. А вот с более сложными лекарствами проблема гораздо серьезнее. Например, при лечении ребенка препаратами онкологического спектра от качества медикамента зависит жизнь больного...

Чем же так страшен приказ № 1175н от 20.12.2012г.? На первый взгляд и для человека несведущего – ничем. По сути, он предписывает врачам назначать препараты по международному непатентованному наименованию (МНН). То есть в рецепте значится не то название, которое мы видим на коробке в аптеке, а так называемое действующее вещество. Таким образом, назначению врача соответствуют несколько лекарств с разными торговыми названиями, произведенные разными кампаниями, но с одинаковым основным веществом. И вот здесь важно пояснить одну важную деталь работы фармацевтического рынка.

Компания-производитель создает новый препарат, проводит испытания, доказывает его эффективность, проверяют безопасность. На рынок лекарство выходит под коммерческим названием (то, что мы видим на упаковках). Сама химическая формула действующего вещества является секретом для других производителей. Когда заканчивается патент, фирма обязана открыть формулу. С этого момента, любая фармацевтическая компания может производить аналогичное лекарство с таким же действующим веществом и со своим торговым названием. Такие препараты называются дженериками. Все они имеют тоже международное непатентованное наименование, а соответственно и формулу, что и оригинальный продукт. Отличаются торговым названием и компонентами, входящими в препарат – полный состав разработчик лекарства раскрывать не обязан, только действующее вещество. И вот тут начинаются сложности. Во-первых, качество дженериков может сильно разниться. Если их производство осуществляется на предприятии, которое соответствует параметрам GMP (Good Manufacturing Practice), то это довольно высокий уровень. К слову сказать, в России ни одно фармацевтическое предприятие не имеет сертификата GMP, так как соответствие ему связано с системой высоких требований и норм, разработанных в Евросоюзе, и соблюдение которых постоянно контролируется.

Вторая проблема – сами добавки, входящие в препарат помимо действующего вещества. Одни могут быть токсичными, а другие вообще снижать эффективность самого лекарства, что еще страшнее. И беда в том, что в случае онкологических препаратов, если токсичность можно хотя бы заранее проверить, то вот снижение эффективности выявится много позже – после того как будет собрана печальная статистика…

Представим себе гипотетического пациента, который получил рецепт с непатентованным наименованием. Он оказывается перед набором разномастных коробочек-баночек, среди которых оригинальный препарат и нескольких дженериков. Будем считать, что у него нет медицинского образования по профилю того заболевания, от которого его лечат. Как он должен сделать выбор? На основании интуиции, совета фармацевта или покопавшись во всезнающей всемирной паутине? Но это еще не самая плачевная ситуация – наверняка можно будет проконсультироваться у того же врача и сделать правильный выбор. Лишь бы было из чего.

А вот когда мы попробуем смоделировать процедуру госзакупок по непатентованному названию, то в недалеком будущем разглядим катастрофу. После вступления в силу упомянутого приказа Министерства здравоохранения, единственным критерием выбора лекарства при закупках станет цена. Нетрудно предвидеть, что со временем дешевые дженерики вытеснят с рынка оригинальные лекарства и аналоги, производящиеся в условиях жесткого контроля качества и соответственно более дорогие.

Чем это обернется для пациентов? Они будут лечиться препаратами, побочное действие которых не изучено. Ведь никто точно не знает, что именно закупят. Известно только, что это будет самый дешевый дженерик из всех возможных. Как подействуют дополнительные компоненты, входящие в состав препарата – никто предвидеть не сможет.

Показательный случай, рассказала заведующая отделением детской онкологии городской больницы N31 Санкт-Петербурга доктор медицинских наук Маргарита Белогурова:

«Мы в онкологии работаем только с теми препаратами, которые знаем. Даже если это дженерики, то мы знаем их давно. Потому что у нас уже был неприятный случай с применением дженерика нового поколения. Девочка из региона приехала лечиться, лечение у нее платное, мы ей расписали схему лечения, мама пошла в аптеку и купила препараты, но один препарат был не оригинальный, а дженерик, ей фармацевт в аптеке сказал, что это - то же самое, что и оригинальный, только дешевле. Девочка лечится, звонят доктора и говорят: "Не поймем, что происходит, ребенку очень плохо, ее лихорадит, а рядом лежит второй ребенок, у которого такое же лечение, и все в порядке". Хорошо, что вовремя сообразили и проверили упаковки препаратов. И стало понятно, что ребенок реагирует так негативно не на действующее вещество, а на синтетические добавки».

Обычно, онкологи, имея дело с хорошо знакомым препаратом, знают, чем можно скомпенсировать его побочное действие. Теперь они будут лишены такой возможности. Кроме токсичности, дополнительные синтетические добавки могут снижать эффективность действия основного вещества. И это еще более опасно. Ведь эффективность заметна не сразу, будет упущено время и, вполне возможно, пациента спасти уже не удастся.

Когда то Вольтер говорил: «Доктора прописывают лекарства, о которых мало знают, чтобы лечить болезни, о которых они знают еще меньше, у людей, о которых они не знают вообще ничего». Вероятно, чиновники, принимавшие решение о назначении препаратов по МНН, больше знакомы с трудами великого поэта и философа, чем с современной медициной. Со времен Вольтера наука шагнула очень далеко вперед – об этом можно догадаться по многим признакам. Не стояла на месте и медицина – современные препараты очень сильно отличаются от лекарств того времени. Да и когда мы заболеваем, мы ведь не обращаемся к трудам Вольтера, а бежим к врачу и надеемся, что он назначит нам правильное лечение…

«Мы обсуждали эту тему с детскими онкологами, - рассказывает Светлана Агапитова. – Они не против дженериков в принципе, но они хотят лечить теми препаратами, которые хорошо известны. Они не могут назначать лекарства, в которых не уверены.

Среди критериев выбора лекарства не должна быть только цена. Это же экономия на здоровье и жизнях людей. Должны быть добавлены условия, четко регламентирующие качество. Пусть это будет сертификат, свидетельствующий о том, что лекарство произведено на производстве, соответствующем параметрам GMP. Если закупают неизвестный препарат, то должны быть проведены клинические исследования, стоимость которых нужно приплюсовывать к цене лекарства. Тогда оно уже не будет выглядеть дешевым.

Мы обобщили эти аргументы и направили письмо вице-губернатору Ольге Казанской с предложением обратиться в Министерство здравоохранения, чтобы там пересмотрели это приказ с учетом мнения врачей».

И в заключении, вернемся к коррупции. Подобные изменения, конечно, могут предотвратить гипотетическую возможность сговора «врач – производитель». Однако, коррупцию, как таковую, в этой сфере не искоренит. Ведь тогда активизируются производители дешевых дженериков, работающих без всякого там GMP. А уж они-то за ценой не постоят – найдут, кого заинтересовать при проведении конкурса. Затраты же вернут, экономя на качестве лекарства.

Таким образом, получается - коррупция останется, а вот здоровье граждан, увы, пострадает. С чем же, спрашивается, боролись? Или… с кем?

Эта история целиком


Добавить комментарий:

E-mail:   Пароль:

Не зарегистрированы? Регистрация

 Пожалуйста, введите код с картинки:



Мы в соцсетях:


           




Полезные сайты для детей



       

© 2010-2020 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00