Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге

Хочу, чтоб Вова стал Артёмом!

«...Хоть семья ее звала

Сокращенно Дита,

На родителей была

Девушка сердита...»

(С.Я.Маршак «В защиту детей»)

«Лучше поздно, чем никогда», - решила Лилия Иванова и ... переименовала собственных детей. Пока только на словах, поскольку на официальное исправление «былых ошибок» бывший супруг согласия не дает.

Женщина возмущена противодействием со стороны отца детей: «Какое он имеет право лезть в мои дела? Мы в разводе, и теперь я могу принимать решения самостоятельно. Если на то пошло, мне вообще никогда не нравились имена наших детей. Это он на них настоял!..».

Еще одна проблема – отдел записи актов гражданского состояния. К великому удивлению Лилии, сотрудницы данного учреждения не разделяют ее душевного порыва. И вместо того, чтобы чисто по-женски понять и поддержать, потакают бывшему мужу и отказываются вносить изменения без его письменного согласия.

«Ну и что, если он отец? А я – мать! И я знаю, что для моих детей хорошо, - продолжает настаивать Лилия. – Быть может, после этого у нас сразу жизнь изменится...».

Погрузившись в заботы о судьбе и будущности, женщина не сильно задумывается над тем, как эти перемены отразятся на настоящем. И как ее 12-летний сын и 13-летняя дочь объявят друзьям о такой удивительной метаморфозе...

Однако, по словам Лилии, подростки уже почти смирились с маминым «подарком»: «Не волнуйтесь, они очень быстро привыкают», - заверила мать, гарантируя, что психологическое спокойствие детей находится под контролем. И единственное, чего семья ждет от Аппарата Уполномоченного по правам ребенка – посильной помощи в улаживании формальных вопросов: «Вы же можете повлиять на ЗАГС! – убеждена заявительница. – Ну, или хотя бы уговорите моего бывшего мужа...».

- А как сейчас зовут Ваших детей? – поинтересовалась сотрудница Аппарата.

- Таня и Вова.

- И как будут звать? – продолжала диалог специалист, ожидая услышать нечто поистине экзотическое.

- Катя и Артём...

В чем принципиальное отличие этих имен от предыдущих, женщина не объяснила. Но мать чувствует, что эти перемены ее детям необходимы. А материнское сердце, как известно, не обманешь...

Светлана Агапитова: «Разговор с Лилией еще не окончен, потому как она не ограничилась телефонной консультацией и записалась на прием.

Я думаю, мы попытаемся уговорить женщину подождать с изменением личных данных дочки и сына. Через год-два Тане и Вове исполнится по 14 лет, и каждый из них сможет самостоятельно решить, нужны ли им эти перемены.

Учитывать мнение родителей, конечно, важно. Но всё-таки с новыми именами жить не маме, а детям...».

Адрес страницы: http://www.spbdeti.org/id4257