Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org








Яндекс.Метрика
О работе Уполномоченного \ Что делаем \

Помочь не словом, а делом

Большинство родителей идеализируют своих детей: их сыновья и дочки всегда «самые-самые». Но Надежда Бельская* сбросила розовые очки еще год назад, когда ее милый мальчик Виталик превратился в неуправляемого подростка по прозвищу Тальк.

«Иногда мне кажется, что это не он. Гуляет до полуночи, потерял всякий интерес к школе и прежним увлечениям. На разговоры со мной не реагирует, к родственникам не проявляет никакого уважения. Складывается впечатление, что его зомбировали, промыли мозги...», - описывает ситуацию мать.

Поначалу, женщина утешала себя мыслями о том, что это просто-напросто переходный возраст, который потому так и называется, что должен скоро пройти. Ну, подумаешь, разочек пропустил занятия. Оскорбил классного руководителя. Закурил. Не пришел домой ночевать... Но потом пришло осознание: всё серьезно.

Первые, к кому мать обратилась за помощью, были учителя. Но педагоги тоже не могли справиться с «трудным» подростком и, в связи с «аморальным поведением» и «систематическими прогулами» ученика, подключили сотрудников подразделения по делам несовершеннолетних и опеку.

Специалисты вышли в адрес, пообщались с семьей и, написав в акте обследования жилищно-бытовых условий «удовлетворительно», удалились. Никакой другой помощи от субъектов профилактики Бельские не получили, но мать слегка успокоилась: если что – район в курсе, поддержит...

Новая волна переживаний захлестнула Надежду после того, как Виталий исчез на несколько дней. Мать с ума сходила от своих мыслей: обзвонила всех друзей, одноклассников, все больницы и все морги. Потом отнесла заявление в полицию, и на следующий день сама же его забрала: сыночек вернулся! Пьяный, грязный, побитый, в оборванной одежде, но, главное, вернулся...

- Ты где был?

- Не твое дело! – на этом тема была закрыта.

«Я когда заявление пришла забирать, попросила ребят-полицейских пообщаться с моим ребенком. Строго, по-мужски. Может, он им бы хоть что-то рассказал? – Но надо мной только посмеялись: «Что, мамаша, не справляетесь?». А как справиться, если сын совсем вышел из-под контроля?!!..».

В итоге, дежурные в отделении отказались общаться с «потеряшкой» по душам, а в знакомый сотрудник ПДН, который ранее заходил в гости, согласился. Встретились, поговорили, инспектор отметил факт проведения «профилактической беседы» с подопечным и пообещал, что будет время от времени наведываться – приглядывать за ним. Виталик действительно испугался. Но, к сожалению, эффекта от такой профилактики хватило ненадолго. Полицейский, наверное, забыл о своем обещании и больше не возвращался. А подросток, осознав, что «дамоклов меч» над ним больше не висит, снова пустился во все тяжкие. И Надежду начали одолевать новые страхи и сомненья...

Как-то раз сын забыл выйти из социальных сетей, и мать, поддавшись соблазну, заглянула на его страничку. К ее ужасу, обнаружилась масса ссылок на жуткие, жестокие фото и видеоролики, «нетолерантные» высказывания в адрес мигрантов и прочих иностранцев и т.д.

«У него в закладках сплошь экстремистские сайты и группы! Он общается с какими-то фашистами! Я подозреваю, что он уже и сам стал скинхедом. Или вообще наркоманом...», - расстраивается мать.

К таким выводам женщину привели не только ролики из Интернета. Мать забралась к сыну в шкаф и нашла ... потрепанный кусок ткани с изображением американского флага и кучу новых вещей, о происхождении которых она ничего не знала. Плюс странное поведение. Таинственные «прогулки» по ночам. Непонятного вида приятели...

«Я боюсь за сына!!! - пишет Надежда Уполномоченному по правам ребенка. – Мне нужна помощь, но меня почему-то никто не слышит! Причем здесь осмотр нашей квартиры, если ребенок не ночует дома? К чему пустые угрозы, если потом они не выполняются? Что это за помощь такая семье?!..».

Когда специалисты аппарата Уполномоченного связались с субъектами профилактики района, выяснилось, что фамилия Бельских успела «засветиться» везде: и на внутришкольном учете, и в полиции, и в опеке, и в Центре помощи семье и детям.

Службы заявляют о своем непосредственном участии в жизни этой ячейки общества и уверенно рассуждают о том, что «семья заинтересована в судьбе несовершеннолетнего», но «не в полном объеме исполняет родительские обязанности». А еще о том, что «мать подростка регулярно интересуется успехами сына», но «нет положительной динамики».

При этом, на вопрос «Какая конкретно помощь была оказана матери и подростку?» ответ у всех один: «Неоднократно проведены профилактические беседы...» Но если разговоры не помогают, может, надо переходить от слов к действию?..

Светлана Агапитова: «Подростковый период действительно довольно сложное испытание и для ребенка, и для родителей. Одинокой маме Надежде стало очень трудно находить общий язык со своим взрослеющим сыном, семье нужна поддержка. И не теоретическая, а вполне конкретная.

По нашей просьбе были проверены все ссылки, по которым заходил Виталий. К счастью, экстремистских материалов эксперты не обнаружили. Но то, что парень попал в плохую компанию – однозначно. И эту проблему нужно решать.

Мы подключили специалистов Центра «Контакт», которые уже познакомились с подростком и, как показалось Надежде, нашли с ним общий язык. Безусловно, для коренного перелома требуется время. Но, по крайней мере, Виталик перестал пропадать по ночам, записался в секцию велоспорта и сам попросился в оздоровительный лагерь на каникулы. А когда школьник вернется в город, к работе с ним подключится психолог. Надеюсь, совместными усилиями нам удастся пережить трудности пубертатного периода...».

*Здесь и далее имена изменены

Также по теме «Трудные подростки»


Добавить комментарий:

E-mail:   Пароль:

Не зарегистрированы? Регистрация

 Пожалуйста, введите код с картинки:



Мы в соцсетях:


           




Полезные сайты для детей



       

© 2010-2020 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00