Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org








Яндекс.Метрика
О работе Уполномоченного \ Экспертный совет \

Можно ли заставить родителей лечить больных детей?

Что важнее: право ребенка на жизнь или право родителей на выбор метода лечения своих детей? Является ли отказ лечить ребенка умышленным преступлением против его жизни и здоровья? Как поступать врачам, если родители не хотят помочь малышу, оказавшемуся на грани жизни и смерти? Какие меры воздействия к ним можно применить? Ответы на эти вопросы искали в приемной Уполномоченного по правам ребенка представители Комитетов по здравоохранению и социальной политике, Прокуратуры, врачи и сотрудники органов опеки. Поводом для рабочей встречи стало обращение к Уполномоченному сотрудников Центра СПИД.

Имя и фамилия ребенка, о котором шла речь на совещании, не оглашалась: эта информация осталась под покровом тайны усыновления и медицинской тайны, которую обязаны соблюдать врачи. Было озвучено лишь, что это – девочка. Назовем её Кристиной Соловьевой.*

Кристина родилась с диагнозом «ВИЧ». Мать от неё отказалась, и малышка попала в дом ребенка. Когда Соловьевы забирали Кристину в свою семью, их известили, что девочка нуждается в особом внимании и должна оставаться всю жизнь под наблюдением врача. Заболевание малышки супругов не пугало: они воспитывали несколько приемных детей с разными диагнозами. За семьей Соловьевых сотрудники органа опеки наблюдали много лет, и никаких претензий к ним никогда не возникало. Проблема «всплыла» только недавно, когда в опеку обратились сотрудники Центра СПИД.


Соловьевы окружали своих детей любовью и вниманием, заботились об их здоровье. Правда, лечить традиционными методами своих детей они отказывались, считая, что от современных лекарств больше вреда, чем пользы. Исключения не делали даже для Кристины. Но ведь ВИЧ – это не простуда, которая, с лекарствами или без, сама проходит через несколько дней. Если не назначить своевременно адекватное лечение, человек может погибнуть от СПИДа – запущенной стадии ВИЧ. Единственный эффективный и признанный во всем мире метод лечения этого заболевания – высокоактивная антиретровирусная терапия, которую нужно проводить в течение всей жизни пациента.

Когда Кристина «уходила» в семью, лечение ей не требовалось: показатели иммунного статуса и вирусной нагрузки были в норме. Два года назад результаты анализов стали ухудшаться, и врачи Центра СПИД заговорили о необходимости назначения курса антиретровирусной терапии. Соловьевы отказывались от лечения, боясь последствия и осложнений. «Кристина прекрасно выглядит и ничем не болеет», - объясняли они специалистам свою позицию.

Весной этого года ситуация стала критической, и врачи забили тревогу: «При этом заболевании дети могут долгое время хорошо выглядеть, но потом «сгореть» за несколько дней. Нужно приступить к лечению немедленно, иначе мы потеряем ребенка», - предупредили они родителей Кристины. При этом врачи Центра не настаивали, чтобы Кристина проходила лечение именно у них: родители имеют законное право выбирать место и метод лечения своего ребенка.

После этого Соловьевы напрочь отказывались идти на контакт с врачами Центра. Они нашли клинику в Германии, где лечат ВИЧ нетоксичными методами, и повезли Кристину туда. О том, что девочка прошла альтернативное лечение, специалисты Центра СПИД узнали после запроса в орган опеки. Изучив представленную Соловьевыми выписку из медкарты, врачи пришли к выводу, что все лечение Кристины у германского доктора сводилось к приему БАДов, а контрольные анализы так и не были проведены. Это означало, что жизнь девочки по-прежнему находилась в опасности.

«Мы сделали уже все, что могли: работали с родителями, просили о помощи орган опеки и прокуратуру. Наше обращение к Уполномоченному – это просто сигнал SOS, - рассказала завотделом медицинской и социальной психологии Центра «СПИД» Ольга Кольцова. – С марта мы не имели возможности обследовать девочку. Состояние её здоровья в настоящее время не известно, мы даже не уверены, что она жива, поскольку весной показатели крови были очень плохими. Понимая, что ребенок гибнет, не можем пустить ситуацию на самотек, но как спасти его мы не знаем».


«В данной ситуации Центр СПИД имеет полное право подавать на родителей в суд», - высказала своё мнение начальник отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних городской Прокуратуры Ольга Качанова.

С ней согласилась начальник отдела по организации медицинской помощи матерям и детям Комитета по здравоохранению Светлана Рычкова: «Когда родители пишут отказ от переливания крови умирающему ребенку, врачи обращаются в суд и в срочном порядке получают разрешение на эту медицинскую процедуру без согласия родителей. Здесь нужно действовать также: подавать в суд, доказывать, что жизнь девочки находится в опасности, ограничивать в правах родителей и принудительно госпитализировать. Нужно принимать решение. Время уговоров закончилось, пора действовать!».

Ситуации, когда родители сознательно лишают своих детей медицинской помощи, происходят регулярно. Кроме того, дети старше 15 лет, имеют право сами решать вопросы своего здоровья, и, бывает, тоже отказываются от лечения. Обычно в подобных случаях специалисты Центра СПИД проводят консультации, убеждают и уговаривают пациентов, подключают врачей районных поликлиник, органы опеки, социальную защиту. Но положительный результат есть не всегда.

В Петербурге ежегодно 6-7 женщин отказываются проходить химиопрофилактику в период беременности и родов. В результате рождаются ВИЧ-инфицированные дети. В настоящее время по одному из таких дел Центр СПИД готовит заявление в суд о признании матери, отказавшейся от профилактики, виновной в умышленном причинении вреда здоровью ребенка.


«Возможно, надо внести изменения в законодательство и обязать родителей, чьи дети страдают социально значимыми заболеваниями, регулярно проводить обследования ребенка?» - высказала предложение Светлана Агапитова. Оно вызвало поддержку экспертов. Но между тем все признали, что изменения в законы – путь тернистый и долгий, а Кристина столько ждать не может. Если Соловьевы не хотят обследовать и лечить дочку, то сделать это можно только по решению суда. Юристы Центра будут готовиться к процессу. Теперь маме и папе Кристины грозит обвинение в недобросовестном выполнении своих обязанностей, оставлении ребенка в опасности, ограничение родительских прав, и, возможно, даже разусыновление.

«Конечно, не хотелось бы доводить до крайности, - отметила Уполномоченный по правам ребенка. - Возможно, родителей все же удастся убедить». Специалист органа опеки, у которой сохранились хорошие отношения с семьей, обещала еще раз поговорить с родителями Кристины и объяснить им всю серьезность ситуации.

В ходе обсуждения специалисты выработали алгоритм действий, если ситуация, как в случае с семьей Соловьевых, будет повторяться Теперь врачи Центра СПИД в случае отказа родителей от лечения будут безотлагательно сообщать об этом в районные поликлиники и органы опеки. Если субъектам профилактики не удастся найти общий язык с родителями, то, не тратя драгоценное время, Центр будет готовить исковые заявления о принудительном обследовании.

***

После рабочего совещания специалист органа опеки поговорила с родителями Кристины. Те заверили, что дочка жива-здорова и прекрасно себя чувствует. Отец девочки обещал предоставить все необходимые справки, чтобы убедить в этом врачей.

Но специалисты Центра СПИД не спешат отказываться от своих планов выходить в суд. Во-первых, обещать – не значит выполнить. А, во-вторых, даже если произошло чудо, и анализы Кристины сейчас соответствуют норме, ей требуется постоянное наблюдение врачей. Соловьевы могут в любой момент снова исчезнуть, и что тогда? Юристы Центра постараются через суд обязать родителей Кристины регулярно предоставлять результаты обследований ребенка, а Уполномоченный имеет намерения помочь им в этом, потому что нет ничего дороже жизни и здоровья ребенка.

*Имя и фамилия изменены.

Эта история целиком

Все комментарии (1)

Согласие законного представителя на медицинское вмешательство - вопрос действительно острый. А судебный порядок - вещь далеко не быстрая, и пока "суд да дело" - драгоценное время для оказания медпомощи уходит...

Но меня смутила фраза из материала:"В настоящее время по одному из таких дел Центр СПИД готовит заявление в суд о признании матери, отказавшейся от профилактики, виновной в умышленном причинении вреда здоровью ребенка". Если это уголовное преследование, то почему заявление в суд и почему от имени Центра? Если это гражданское судопроизводство, то каковая цель такого иска? Установление самого факта причинения ущерба для последующего взыскания с матери суммы ущерба? Так это перелив денег из одного кармана в другой - мать деньги заплатит как раз те, которые она и так тратит на семью. Да и надлежащим ли истцом является Центр? Мне это напомнило фразу проф. Ф.Ф.Преображенского: "Пристите, кто на ком стоял?"

опекун11 декабря 2014 г. 17:04


Добавить комментарий:

E-mail:   Пароль:

Не зарегистрированы? Регистрация

 Пожалуйста, введите код с картинки:



Мы в соцсетях:


           

© 2010-2018 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00