Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org








Яндекс.Метрика
О работе Уполномоченного \ Что делаем \

«Алые погоны» не всем по плечу

Практически со всеми общеобразовательными учреждениями Министерства обороны детский Уполномоченный познакомилась «благодаря» жалобам. С бурей недовольства родителей проходило формирование Санкт-Петербургского кадетского корпуса, в котором объединили ранее обособленные Военно-космический, Ракетно-артиллерийский и Железнодорожный корпуса. Из-за нововведений в схему классов узкой специализации были недоразумения с Кронштадтским морским кадетским корпусом. Не избежал жалоб и даже судебных разбирательств и Первый Пограничный Кадетский корпус, относящийся, правда, ни к Министерству обороны, а к ведомству Федеральной Службы Безопасности.

А вот в Санкт-Петербургском Суворовском военном училище Светлана Агапитова за эти годы бывала только по торжественным поводамдругих не было. Но вот и для «алых погон» настал черед держать ответ…

Заявление в адрес детского Уполномоченного было наполнено довольно экспрессивно и пестрело выражениями типа: «произвол командования», «дикий указ», «наплевательское отношение» и т.д. Написано оно было мамой суворовца, проучившегося 6 лет. Поскольку речь шла о том, что ребенок за год до выпуска принял решение уйти из училища, Светлана Агапитова предложила конфликтующим сторонам встретиться и обсудить все «глаза в глаза». И мама, и руководство образовательного учреждения незамедлительно выразили свое согласие на подобную беседу с участием детского Уполномоченного.

Однако, эмоциональный градус общения был настолько высок, что мы не будем передавать содержание этого разговора. «Высокие договаривающиеся стороны» оказались не на высоте… Да и кроме эмоций там практически ничего не было, и даже многочисленные попытки детского Уполномоченного направить переговоры в конструктивное русло, не увенчались успехом.






После того, как стала очевидна тщетность этой беседы, Светлана Агапитова «тет-а-тет» пообщалась с самим подростком. Он уверенно и однозначно выразил желание оставить Суворовское училище и сказал, что ни при каких обстоятельствах не изменит это решение. Мама всецело разделяла и поддерживала эту позицию. Поскольку как то влиять на эту конкретную ситуацию было уже невозможно, а обсуждать претензии к училищу в столь накаленной обстановке непродуктивно, детский Уполномоченный предложила перенести беседу на некоторое время.

Этот «тайм-аут» дал возможность переговорить с другими родителями из той роты, где проходил обучение несостоявшийся выпускник-суворовец и подготовить вопросы к руководителю образовательного учреждения. И вот, Светлана Агапитова вновь посетила Суворовское училище, чтобы обсудить проблемы, которыми обеспокоены некоторые родители, но в то же время, не настроены так радикально, чтобы забирать своих сыновей.

Одна из самых главных, претензий, которую можно отнести к разряду «организационных» – это слишком малое, по мнению некоторых родителей, количество увольнительных. Много или мало – вопрос всегда философский и все зависит от условий: три волоска на голове – это мало, а в супе – очень даже много. Суворовское училище – учреждение хоть и для детей, но все-таки военное со своими правилами и традициями, здесь не привыкли философствовать. А что говорят правила, или точнее – договор, подписываемый родителем при поступлении мальчика в это учебное заведение? «Забирать обучающегося из образовательного учреждения по согласованию с администрацией училища на один день не чаще одного раза в месяц (исключая каникулы)…» - именно так сформулирован один из пунктов раздела «Права и обязанности родителя». На этом прерывается любая дискуссия по поводу «много или мало», ведь поступая в училище, это условие было принято добровольно. Тем более, что, как свидетельствует статистика учреждения: «план по увольнениям выполняется на 200-300%». То есть указанная норма соблюдается и даже превышается в пользу воспитанников. Кроме того, начальник Петербургского СВУ Евгений Ермолов говорит о том, что увольнения – это действенная форма поощрения и эффективный способ воспитания дисциплины, что очень важно для ребят, ориентированных на поступление в военные вузы.


Вторая серьезная претензия из разряда организационных – это процесс лечения заболевшего воспитанника. Согласно имеющимся документам, наблюдение за здоровьем суворовцев осуществляется персоналом штатного медицинского пункта. Кроме того, в рамках программы ОМС училище прикреплено к ряду стационарных и поликлинических учреждений города. Если госпитализация воспитанника не требуется, его помещают в изолятор под наблюдение местных врачей. В случае более серьезного заболевания – направляют в стационар. Однако, некоторые родители жалуются на некий «дикий указ», исключающий «домашнее лечение» и говорящий о том, что если ребенок заболел, находясь в увольнении, его необходимо доставить в училище, а там уже врачи будут решать где его лечить. Правда сам указ никто из родителей не предоставил, а Евгений Ермолов официально заверил детского Уполномоченного, что такого документа нет и быть не может, а такая форма как «домашнее лечение» в принципе предусмотрена.

Можно, конечно, предположить, что кто-либо из воспитателей, проявляя чрезмерное следование дисциплине, оказывал психологическое давление, ссылаясь на выдуманный указ, но подтверждений этому нет. Кроме того, неподчинение подобному «устному требованию» – воля родителя и применить какие-то санкции возмездия училище не сможет, а если и попробует, то это легко можно оспорить.

С другой стороны о том, что «домашнее лечение» все-таки существует, свидетельствуют жалобы родителей на «унизительный контроль» со стороны воспитателей. Они утверждают, что сотрудники училища в настоятельной форме навещают суворовцев дома, когда те болеют. Руководство же Петербургского СВУ настаивает на том, что это не проверки, а проявление заботы о воспитанниках… Подобные разногласия «морально-этических» категорий довольно сложно разрешать. Их наличие свидетельствуют, скорее о не очень хорошем контакте и взаимопонимании родителей с наставниками, нежели о нарушении действующих норм…

И все же, если говорить о конкретной ситуации в случае с мамой, забравшей своего сына с предпоследнего курса, то ее претензия к «несоблюдению режима медицинского освобождения» нашла подтверждение. Вернувшись в училище после «домашнего лечения» с медицинской справкой, подросток был направлен на строевые занятия, несмотря на освобождение от физических нагрузок. По мнению руководства учреждения, это нарушение не повлекло последствий для здоровья ребенка, так как тренировка носила больше организационный характер и проходила в спортивном зале. Однако, виновных привлекли к дисциплинарной ответственности, а воспитателям еще раз «довели порядок оформления и контроля соблюдения режима медицинского освобождения».

Как видно, к организационной стороне дела в глобальном смысле предъявлять претензии к Суворовскому училищу трудно, все-таки годы армейской службы приучают к дисциплине и исполнительности. Не зря говорил герой одного известного фильма: «Армия — не просто доброе слово, а очень быстрое дело». Отдельные «огрехи», конечно есть, но их не бывает только у тех, кто ничего не делает.






А вот с бытовыми вопросами все обстоит несколько сложнее. Формально, нарушений там нет, но с точки зрения современного человека, живущего в эпоху тотальной информатизации и нанотехнологий, есть чему возмутиться. Судите сами. Две душевых кабины на казарму, где проживают 70 мальчишек – мягко говоря, маловато. Туалетная бумага, которая по плотности больше похожа на «папиросную» – тоже, как говорится, «не здорово». Ну а двое трусов на год со сменой 2 раза в неделю – вообще выглядит какой-то насмешкой. Причем у всего этого «гигиенического удушья» есть вполне конкретные объективные причины: «нормы снабжения вещевым имуществом личного пользования», конкурсная процедура централизованных закупок и сам комплекс зданий, где располагается Суворовское училище. Ну да обо всем по порядку…

Конечно, архитектор Растрелли, строя для канцлера Воронцова дворец в центре Петербурга, не предполагал, что когда-нибудь там будут проживать и учиться более полутысячи мальчишек. А перестроить, перепланировать или даже отремонтировать что-то в здании, представляющем историческую ценность, очень проблематично. Вот и приходится «впихивать» нормы гигиены в старинный архитектурный ансамбль. Так и получается, что в казарме на 70 человек – два душа. Однако, это компенсируют за счет душевых спортзала. Евгений Ермолов говорит, что практически каждый день суворовцы занимаются спортом и моются в душевых после тренировок. Кроме того, два раза в неделю они ходят в баню, располагающуюся на территории училища. Кстати говоря, это и есть установленная норма для воспитанников таких учебных заведений…

Между тем, все понимают, что возможность помыться у современного человека, ведущего весьма активный образ жизни, должна быть ежедневно. Но воплотить эту «гигиеническую мечту» можно будет лишь в новом здании, куда уже давно должны были переехать суворовцы. Ремонт там никак не может завершиться, тем самым отнимая у ребят надежду на светлое или точнее «чистое» будущее…

Туалетная бумага сомнительного качества, наверное, не такая серьезная проблема, как перестройка исторического здания. Но решить ее в рамках одного училища не менее сложно – закупается то все Министерством обороны централизовано и по конкурсу. А там – кто дешевле предложил, тот и выиграл. Рассуждать о том сознательно или нет в условиях тендера не обозначено более высокое качество бумаги – дело неблагодарное. Может чей-то недосмотр, может экономят, а может и какие иные причины…

Кстати, та же ситуация и со стиральными порошками – за несколько стирок ими запросто можно довести форму до степени крайней неприглядности. Вот и решают родительские комитеты эту проблему простым и доступным им способом – собирают деньги и покупают бумагу и порошок. Правда, вот потом, в приемную детского Уполномоченного приходят жалобы на «поборы»…

Что же касается трусов, то тут ситуацию иначе как «дурацкой» не назовешь, поскольку это уже, что называется «за гранью добра и зла». Согласно «нормам снабжения вещевым имуществом личного пользования» суворовцу в год положено двое трусов. Меняют их централизовано, в банные дни, то есть два раза в неделю. Стирать самостоятельно тоже нельзя – нательное белье должно сдаваться организовано для дезинфекции. Купить это «вещевое имущество» в дополнительных количествах родители не могут – трусы должны быть «уставными»… И волей-неволей возникает извечный российский вопрос: что делать?

Самое удивительное, что обвинять Министерство обороны в чрезмерной экономии или жадности было бы несправедливо. Суворовцы экипированы так, что многие мальчишки наверняка бы им позавидовали, если бы посмотрели на их гардероб. Куртки, свитера, брюки, спортивные костюмы, кроссовки, ботинки, сумки, рюкзаки, рубашки, не говоря уж о форме – парадной и повседневной. Все это обмундирование не «из дешевых» и очень даже презентабельно выглядит. И при этом, всего две смены нижнего белья в неделю…

Вряд ли в общей массе немалых расходов, идущих на обеспечение кадетов и суворовцев, произошли бы глобальные изменения, если бы у ребят появилась возможность начинать день со свежих трусов. Все-таки для мальчика, учащегося в одном из престижных военных учреждений страны, которая строит атомные станции и покоряет космос, это должно быть уже необходимостью, а не предметом роскоши. Такое ощущение, что нелепая «норма» просто была забыта и не пересматривалась десятилетиями…


«Мы подробно переговорили с Евгением Ермоловым обо всех проблемах, которые волнуют мам некоторых суворовцев, - говорит Светлана Агапитова. – Я посмотрела жилые и учебные помещения. Конечно, большая часть проблем связана с состоянием здания, и они наверняка решатся после переезда училища на новое место. Главное, чтобы экономическая ситуация не затормозила это важное событие на неопределенный срок.

Что же касается организационных моментов с увольнительными и «больничными», то тут мне кажется проблема больше во взаимопонимании между администрацией и некоторыми родителями. С документальной стороной вопроса, как раз все в порядке. Если уж договор, в котором ограничены увольнения подписан обеими сторонами – надо его выполнять. Другое дело, что Суворовские училища, как и кадетские корпуса – организации специфические, ориентированные на подготовку в военной сфере. Не у всех родителей есть понимание этого важного момента, ведь многие относятся к этим образовательным учреждениям, как к хорошим пансионам. Да и понятие о разумной мере в воспитании дисциплинированности – у каждого свое. Но училище не должно забывать, что мамы и папы – законные представители учащихся детей и, если у них есть недопонимание в каких-то вопросах, нужно с ними общаться, все объяснять, убеждать и по возможности идти навстречу. И у родителей и у училища есть важная цель – вырастить здоровых, образованных, воспитанных, достойных молодых людей. Задачу эту можно решать только сообща и ни в коем случае не находясь в конфликте.

Что же касается удивительной ситуации с нательным бельем, то, как бы это смешно не звучало, но этот вопрос, видимо, нужно решать не на уровне училища. Мы подготовим письмо в Министерство обороны, чтобы обратить внимание на этот момент. Если нет возможности изменить что-то в глобальном масштабе, то можно хотя бы позволить Суворовским училищам и кадетским корпусам самостоятельно решить эту «проблему»?


Добавить комментарий:

E-mail:   Пароль:

Не зарегистрированы? Регистрация

 Пожалуйста, введите код с картинки:



Мы в соцсетях:


           




Полезные сайты для детей



       

© 2010-2020 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00