Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org








Яндекс.Метрика
О работе Уполномоченного \ События, факты, комментарии \

Как живешь, сосед?

Географически поле деятельности детского Уполномоченного в Петербурге определяется границами субъекта. Однако, как известно, люди склонны к перемене мест. Кто-то уезжает из нашего города на работу, кто-то на отдых, а кто-то заключает брак и меняет место жительства, оставаясь при этом петербуржцем. Так или иначе, но за счет этих миграций расширяются и границы деятельности Уполномоченного. Ведь если с маленьким жителем нашего города случилась беда за его пределами – разве откажешь тут в помощи?

За годы работы детского Уполномоченного в Петербурге сложились конструктивные взаимоотношения с Генеральным Консульством Финляндии и коллегами по защите прав ребенка этого ближайшего к нам европейского государства. В 2012 году Светлана Агапитова посещала с официальным визитом страну Суоми, знакомилась с работой социальных служб, ведомств, организаций, работающих в детской сфере. Общалась она и со своей финской коллегой – Марией Каисой Аула. Через год, в 2013-м, с ответным визитом приезжала в Петербург и финский омбудсмен. Все это помогает не только обменяться опытом и лучше понять ближайшего соседа, но и установить контакты, которые очень нужны для более скорого разрешения вопросов отдельных заявителей, проблемы которых так или иначе связаны с Финляндией.

В начале 2014 года Мария Каиса Аула досрочно подала в отставку, назвав причиной отсутствие достаточных полномочий. В марте того же года был назначен новый Уполномоченный по правам ребенка – директор Союза родителей Финляндии, магистр административных наук и теологии Туомас Курттила. Новый защитник детских прав, войдя в курс дела, решил продолжить традицию хороших отношений с ближайшим соседом, начатую его предшественницей. При поддержке Генерального Консульства Финляндии, он пригласил Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге нанести официальный визит, чтобы установить личный контакт, обсудить актуальные проблемы и продолжить знакомство с системой защиты детей страны Суоми.

Интересы детей – вне политики






Знакомство и первая беседа двух детских уполномоченных состоялась под сводами «Дома сословий» в центре Хельсинки. Приветствовал омбудсменов подростковый хор, исполнивший народные эпические песни из карело-финского поэтического эпоса «Калевала».

В самом начале диалога Светлана Агапитова отметила, что уполномоченные, строя конструктивное сотрудничество, должны исходить, прежде всего, из интересов детей, а не из политической ситуации в целом. Чтобы лучше понимать возможные сферы взаимодействия, омбудсмены обсудили нюансы и отличия своей работы.

Уполномоченный по правам ребенка Финляндии не занимается рассмотрением обращений граждан. Если такие поступают, их отправляют в соответствующее ведомство. Предмет ведения омбудсмена – системные вопросы, а прежде всего – учет в действующем законодательстве интересов ребенка. Соответственно, для этого надо более-менее четко понимать – что волнует детей? По мнению Туомаса Курттила, это очень важная и сложная часть проблемы. Если оценка мнения ребенка в возрасте от 8-ми лет налажена с помощью комплексных показателей, введенных в практику предыдущим омбудсменом, то, как корректно выявить мнение младших детей, четкой ясности нет. Так или иначе, детский Уполномоченный должен заботиться о том, чтобы интересы ребенка были «переведены» на юридический язык и попали в нормативные документы и законы. Кроме того, омбудсмен Финляндии готовит ежегодный отчет о состоянии защиты прав детей для Правительства и Парламента.

«Самое существенное отличие в работе детских Уполномоченных Финляндии и Петербурга – это, конечно рассмотрение заявлений, - отметила Светлана Агапитова. – Я и мои сотрудники, в настоящее время, принимаем около 4500 только письменных обращений. Также отвечаем на вопросы по телефону, ведем онлайн-консультации на сайте. Кроме того, участвуем в судебных процессах, входим в различные комиссии и рабочие группы на районных и городском уровнях. Уже несколько лет в нашем аппарате функционирует служба медиации.

Это огромный пласт работы, который отсутствует у детского омбудсмена Финляндии, но с другой стороны, вся эта деятельность наилучшим образом помогает быть в курсе всех актуальных проблем в сфере прав ребенка. Опираясь на эту практическую работу, мы и готовим различные предложения по совершенствованию законодательства, как местного, так и федерального».

Светлана Агапитова поинтересовалась у своего коллеги – насколько успешно ему удается продвигать нормотворческие инициативы.

«Все зависит от того, в какой момент получается вмешаться, - ответил Туомас Курттила, - На этапе подготовки документа в Парламенте влияние достаточно эффективное, а вот в процессе принятия, уже гораздо меньше возможностей что-то изменить».

Также Туомас Курттила высоко оценил инициативу своей петербургской коллеги сделать обязательным заключение Уполномоченного на законы и постановления, касающиеся прав ребенка. Светлана Агапитова уже не раз высказывала эту идею и пытается убедить в ее необходимости руководство Санкт-Петербурга.

Туомас Курттила и Светлана Агапитова обсудили те вопросы, с которыми наиболее часто приходится сталкиваться Уполномоченным в Финляндии и Петербурге. Оказалось, что в «детских проблемах» у нашего города и ближайшего иностранного соседа очень много общего. Прежде всего, это нарушение прав ребенка одним из родителей, как правило, связанные с расторжением брака. Туомас Курттила сообщил, что 39% впервые заключенных союзов заканчиваются разводом, и это влечет за собой целую вереницу проблем для детей. Также финский омбудсмен посетовал на отсутствие понимания родителями прав своего ребенка и низкий уровень правовой грамотности в этом вопросе.

Очень заинтересовала Туомаса Курттила сфера образования и особенно службы примирения, которые сейчас должны действовать в каждой школе России. По его словам, в Финляндии учителя не хотят признавать буллинг актуальной проблемой, игнорируют ее, хотя, согласно опросам около 65% школьников сталкивались с тем или иным видом травли и не получали помощи. Негативной тенденцией финский омбудсмен назвал стремление педагогов отстранится от воспитания и заниматься исключительно образованием. По его мнению, это неразделимые процессы, и учителя должны принимать активное участие не только в обучении, но и в формировании личности. Светлана Агапитова рассказала, что в петербургской системе образования необходимость воспитательной составляющей в работе педагога подчеркивается в учебных планах.

Много нареканий Туомас Курттила высказал в адрес системы дополнительного образования. По его мнению, доступность в этой сфере крайне низкая. Если на уровне 1-3 классов все более-менее благополучно, то более старшие дети могут не получать его вовсе. А то, что существует для учеников средней школы, предоставляется на платной основе и далеко не все родители имеют финансовые возможности для этого. Финский Уполномоченный считает, что необходимо создать систему, позволяющую формировать индивидуальный «гибкий учебный день». То есть, чтобы пребывание в школе после основного учебного времени, планировалось исходя из потребностей каждого ученика.

Крайне актуальными для Финляндии в последние годы стали проблемы с детьми-мигрантами. В связи с известными событиями, туда хлынул поток беженцев. Причем, как рассказал Туомас Курттила, оказалось очень много детей без родителей. Бегство от войны и разрухи разделило и разбросало семьи по всему свету, а многие мамы и папы погибли. Так или иначе, но количество детей иностранного происхождения в Финляндии резко возросло, и не обращать на это внимание просто невозможно, поскольку их интеграция в непривычную для них культурно-лингвистическую среду требует куда больших усилий и затрат. Финский Уполномоченный считает, что в этом сложном процессе не только допустим, но и необходим принцип «позитивной дискриминации» в отношении тех школ, где количество детей-мигрантов сравнимо с «детьми-аборигенами» или превалирует. То есть муниципалитеты должны выделять на такие учреждения больше средств. Такое неравенство, по мнению Туомаса Курттила вполне оправдано, поскольку, фактически это дополнительное финансирование идет на обеспечение благополучного будущего всей страны. Ведь от того, насколько органично вольются в финское общество маленькие иностранцы, зависит и «светлое завтра» коренных жителей.

Не так страшны соцслужбы, как о них пишут

Органичным продолжением беседы стало знакомство с работой Службы защиты детей города Хельсинки. Подобная структура существует при каждом муниципалитете и по своему функционалу аналогично нашим органам опеки. Говоря проще, это те самые службы, которые приходят в семьи и могут принимать решения об изъятии ребенка из семьи. Именно их так любят обвинять российские журналисты в «ювенальном терроре». Во многом, все эти «страшилки» объясняются законодательным запретом, наложенным на эту службу: они не имеют права давать какие-либо комментарии по принимаемым решениям и по ситуации в конкретной семье. Однако, стоит признать, что полномочия у этого ведомства действительно большие, и их действия не так то просто обжаловать. Именно поэтому Светлана Агапитова настаивала на этой встрече, чтобы можно было лучше понять принципы работы.


Службы защиты детей города Хельсинки пояснили, что все их действия достаточно четко прописаны законом. После сообщения о неблагополучии в какой бы то ни было семье, они должны в течение 7 дней принять решение о том, требуется ли там помощь. Для этого заполняются специальные формы по разработанной «Единой оценочной модели». Вся эта информация есть и на русском языке. По множеству критериев оцениваются «положительные ресурсы родителей» и степень удовлетворения возрастных потребностей ребенка. На основе собранных сведений делается вывод о нуждаемости семьи в поддержке государства. Все четко по правилам, все по закону. Откуда же тогда берутся скандальные ситуации?

Здесь будет уместно сделать небольшое отступление. Во-первых, какая же служба будет рассказывать плохо о своей работе? Во-вторых, одно дело – теория с опросниками и «моделями», а совсем другое – практика. Поэтому, приведем мнение российских дипломатов, работающих в Хельсинки, с которыми Светлана Агапитова также пообщалась во время этого визита. Они подтверждают высокие полномочия Службы защиты детей и говорят о том, что влиять на их решения практически невозможно, разве что на этапе передачи дела в административные суды. Однако, сотрудники дипмиссии категорически не согласны, что специалисты Службы могут в авральном режиме изъять ребенка, за исключением случаев угрожающих жизни и здоровью. Как правило, такие решения принимаются после минимум пяти выходов в семью. И вот на этом этапе могут возникнуть конфликты, которые потом приводят к печальным последствиям. Российские дипломаты видят причину в разнице менталитета. Наши сограждане, живущие в Финляндии, зачастую в принципе не готовы идти на контакт со Службой. Они не открывают двери, устраивают конфликты, а могут и попросту выставить за дверь ее сотрудника. Такое поведение оценивается здесь как опасное, агрессивное и свидетельствующее о неблагополучии. Настойчивое развитие подобной формы «взаимоотношений» вероятнее всего может привести к изъятию ребенка. По мнению дипломатов, для семьи, которая так или иначе попала в поле зрения, сотрудничество со Службой защиты детей будет наиболее разумной стратегией поведения. Им окажут помощь, которую специалисты сочтут необходимой, и оставят в покое. Сотрудники российского консульства заверили, что, когда к ним обращаются русские семьи по этим вопросам, они дают все необходимые разъяснения о том, как взаимодействовать с местными соцслужбами. Дипломаты говорят, что неоднократно были свидетелями такой работы, и при разумном поведении никаких неприятных последствий для наших сограждан не наступало…

Помимо общих принципов функционирования, на встрече детских Уполномоченных и Службы защиты детей, обсудили и перспективы возможного взаимодействия. Финские специалисты рассказали, что совсем недавно столкнулись с ситуацией, в которой им была необходима связь с коллегами в Санкт-Петербурге. Однако, разобраться в нашей системе органов опеки они не смогли, а через дипломатические службы вопрос не решался.

Оказалось, что Светлана Агапитова тоже в курсе этой ситуации и даже пыталась связаться со Службой защиты детей города Хельсинки, которая упорно не отвечала на отправленные письма. В итоге, ребенка отдали в чужую замещающую семью в Финляндии, и это при том, что в Петербурге у него есть дееспособные и обеспеченные бабушка и дедушка. Отчасти это произошло из-за разницы в законодательстве России и Финляндии, но и потому, что специалисты Службы защиты детей города Хельсинки вели переговоры в Петербурге с представителем муниципалитета, не имевшим соответствующих полномочий. Вероятнее всего, такое решение будет оспорено, но на это уйдет время.

Детский Уполномоченный Петербурга и Служба защиты детей города Хельсинки договорились об информационном взаимодействии в подобных ситуациях, чтобы не возникало недоразумений негативно отражающихся на жизни ребенка.

«Такое общение очень полезно, - считает Светлана Агапитова. – Наверное, это единственный способ понять, как функционирует Служба защиты детей в Финляндии. В силу того, что закон запрещает им комментировать конкретные случаи, возникает очень много вопросов к их работе. Недостаток информации неизменно вызывает негативную реакцию, особенно в медиа-пространстве.

На самом деле, у меня стойкое ощущение, что принципы работы наших органов опеки и Службы защиты детей в Финляндии очень похожи. К сожалению, у них есть одно общее «слабое звено»: высокий субъективизм в оценке. Да, разрабатываются критерии, «единые оценочные модели», которые должны помочь исключить влияние личного мнения специалиста. Но какого-то инновационного решения, уникальной технологии дающей объективную характеристику семьи, пока никто, к сожалению, не придумал».

Учись играючи!


В ходе визита в Финляндию детский Уполномоченный Петербурга посетила не только государственные ведомства, занимающиеся защитой детей, но и организации, которые работают непосредственно с маленькими гражданами этой страны. Традиционно офис Уполномоченного по правам ребенка Финляндии находится в городе Ювяскюля. Однако, как признается Туомас Курттила, характер работы детского омбудсмена обязывает его практически половину времени проводить в Хельсинки. И все же, он не смог не пригласить Петербургскую коллегу в свой основной офис. Тем более, что в Ювяскюля работают детские организации, которым есть чем похвастаться.


Институт им. Нийло Мяки занимается изучением процесса освоения знаний и проблемами неуспеваемости у детей. Это негосударственное учреждение, в основе финансирования которого лежит благотворительный фонд. «Наполняется» он из различных источников. Поступают туда и государственные средства – часть доходов от игровых автоматов.

Изучая причины не усвоения знаний, Институт издает методические пособия и материалы по этим проблемам, реализовывает программы подготовки учителей по работе с неуспевающими детьми. Однако, школы не всегда самостоятельно могут разрешить возникающие затруднения. Если педагоги и школьный психолог не справляются, то ребенка направляют в Институт. Эти дети не являются инвалидами, однако имеют поведенческие проблемы, не могут сосредоточиться, невнимательны. Около 60 учеников ежегодно проходят обследование и около 80 – реабилитацию.

Другое направление работы Институт им. Нийло Мяки – обучающие игры, он-лайн программы и сервисы. Особая гордость разработчиков – игровая программа «GraphoGame». В основу легли результаты изучения проблемы дислексии. Идея заключается в стимулировании правильного понимания соотношений буквы-звуки, слоги-слова. Общий принцип – услышав звук, выбрать правильное буквенное сочетание, из множества появляющихся на экране. Этот продукт работает в разных странах, на разных языках. Существует уже 7 версий игры.

Когда представители Института знакомили детских Уполномоченных с демонстрационным вариантом «GraphoGame», Светлана Агапитова, внимательно изучая презентацию, внесла рационализаторское предложение:

«А почему бы вам не усовершенствовать программу, дополнив ее исправлением дисграфии. Многие специалисты считают, что она взаимосвязана с дислексией. Возможно, одновременное игровое воздействие по этим двум направлениям даст больший эффект».

Специалисты охотно согласились над этим подумать. Тем более, что в школах Финляндии письмо от руки – не входит в обязательную программу, а, следовательно, такого рода развития ребенок не получает.

Царство рационального дизайна












В окрестностях Ювяскюля расположился Центр обучения и поддержки «Вальтери». Это государственная специализированная школа, где живут и учатся дети с особенностями здоровья в области слуха, зрения и речи. Здесь предоставляется дошкольное, основное общеобразовательное и дополнительное обучение. Возраст детей от 5 до 18 лет. Кроме того, специалисты Центра в выездном режиме проводят обучение педагогов в обычных школах, где есть ученики с особенностями здоровья.

Рассчитан Центр на 130 – 140 мест и входит в систему, состоящую из 6 подобных учреждений, отличающихся специализацией по особенностям здоровья. Вместе с «выездными» сотрудниками здесь работает 220 человек. Финансируется «Вальтери» за счет средств бюджета – школа выставляет счета соответствующему муниципалитету, но 50% при этом компенсируется государством.

Основная цель, к которой стремятся в Центре – адаптировать ребенка к обучению в обычной школе. В зависимости от состояния ребенка практикуется три уровня поддержки: общая, повышенная и особая, предполагающая индивидуальный учебный план и персональное сопровождение. Периодически проводится оценка готовности ребенка к переходу на другой уровень или в обычную школу.

Отдельно стоит сказать о планировке и оснащении Центра. Построен он недавно, и уникальность его в том, что в проектировании принимали участие все специалисты и педагоги «Вальтери». Это, конечно, очень полезная практика. Когда люди, обладающие многолетним опытом работы с особенными детьми, имеют возможность влиять на проектирование здания, то очевидно, что все в нем будет максимально ориентировано на будущих воспитанников. Очень много внимания уделено развитию способностей ориентации в пространстве. Причем, это не только оборудованные комнаты с тоннелями, лестницами, площадками на разных уровнях, переходами между ними, но и обычные коридоры и пространства здания. Направляющие бороздки на полу, пронумерованные ступеньки лестниц, определенный рельеф на стенах и прочие «знаки» помогающие ориентироваться ребенку с плохим зрением. Даже цвет стен в коридорах имеет значение. Здание довольно большое и с непривычки можно заблудиться. Так вот, если пойти вдоль стены, окрашенной в синий цвет, то обязательно выйдешь на «центральную площадь» - главный холл, где расположены сцена, места зрительного зала амфитеатром и столовая.

Вообще в «Вальтери» есть стойкое ощущение, что попал в царство рационального дизайна. Во всем немного прохладный скандинавский стиль, ничего кричащего и экстравагантного, все очень добротно, основательно, а главное – функционально. Много свободного пространства и в то же время везде есть отдельные кабинки – «комнаты успокоения». В этих мини-домиках мягкие стены и пол, множество подушек, автономная вентиляция. Все это для того, чтобы ребенок, почувствовавший напряжение, мог немного передохнуть в одиночестве. Специалисты Центра говорят, что у многих воспитанников есть небольшие отклонения в психиатрии и возможность такого уединения в течение дня очень важна…

«Финляндия вообще известна, как один из лидеров в подходах к работе с «особыми» детьми и, конечно, мне интересно было побывать в таком Центре, - делится впечатлениями Светлана Агапитова. – Когда здание изначально строится под такие нужды, да еще с привлечением к проекту будущих сотрудников – это дает большие возможности для развития и адаптации деток с особенностями здоровья. Хотелось бы еще познакомиться с работой учреждений для детей с множественными нарушениями, но, к сожалению, сложно все уместить в один визит».

Завершилось знакомство с Финляндией Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге, там же где и началось – в «Доме сословий» города Хельсинки. Там состоялось обзорное знакомство с общественными организациями, активно работающими в стране Суоми: «Центральный союз защиты детей», «Дерево гнездования» и финское отделение «Спасем детей». Их представители коротко рассказали петербургскому Уполномоченному о своей работе.

Символический финальный аккорд визита пропел все тот же подростковый хор, расположившийся у стен «Дома сословий». Светлана Агапитова поблагодарила Туомаса Курттила за насыщенную и информативную программу, а также пригласила своего коллегу приехать с ответным визитом в Санкт-Петербург.

Эта история целиком


Добавить комментарий:

E-mail:   Пароль:

Не зарегистрированы? Регистрация

 Пожалуйста, введите код с картинки:



Мы в соцсетях:


           




Полезные сайты для детей



       

© 2010-2020 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00