Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org







О работе Уполномоченного \ Что делаем \

«Нуждаемость» в жилье оказалась недостаточной

"Мы с малолетним сыном остались на улице, без жилья и средств к существованию. Я не работаю, занимаюсь воспитанием ребенка. Комната, в которой я была зарегистрирована, приватизирована другими людьми", – такое сумбурное письмо пришло в адрес Уполномоченного по правам ребенка от жительницы Петербурга.

Вообще детей у Динары* двое – 8-летняя Маша и двухлетний Ваня*. До недавних пор все они жили в квартире с отцом Маши Сергеем*. Потом отношения разладились, и Динару с Ваней по суду лишили права пользования квартирой. Родную дочку Сергей не выписал, но и оставить у себя – хотя бы на время – не предложил.

Мама с сыном встали на учет как лица без определенного места жительства, после чего Динара обратилась в районную администрацию. Она просила признать ее нуждающейся в специальной соцзащите и предоставить временное жилье. Однако получила отказ. Тогда женщина пошла в юридическую фирму, где с нее взяли неоправданно высокую сумму за по сути бессмысленные услуги. Так, например, от ее имени письмо отправили даже Президенту РФ. Не раз бывало, что и за обращения к Уполномоченному по правам ребенка юристы брали с граждан деньги, а те платили, не зная, что заявление можно составить самостоятельно и совершенно бесплатно.

"Я не знаю, что делать…От безысходности опускаются руки. Получаю лишь безучастные отписки!" – жаловалась Динара.

Изучив документы, специалисты аппарата Уполномоченного по правам ребенка связались с администрацией района с просьбой повторно рассмотреть возможность помочь женщине и дать ей крышу над головой. Ведь формально поводов для отказа у комиссии, принимающей такие решения, не было.

Но и повторное рассмотрение не дало положительного результата. В своем ответе районные чиновники подчеркнули, что в законе не установлены "критерии оценки нуждаемости в социальной защите", поэтому заключение выносится "исходя из индивидуальной ситуации". В случае с Динарой "нуждаемость" оказалась недостаточной. К тому же в администрации сочли, что реальной перспективы разрешить квартирный вопрос у семьи нет, и это также стало основанием для отказа. Юристы аппарата детского омбудсмена попросили районную прокуратуру оценить законность подобной трактовки. Увы, проведя проверку, надзорный орган разделил позицию района.

Правда, один вариант выхода из положения все-таки был озвучен: Динаре предлагалось устроиться на работу в жилищно-коммунальную сферу и получить койко-место в одном из доходных домов, находящихся на балансе у жилищного агентства района.

"Была я в этом общежитии, – рассказывает Динара. – Там в каждой комнате минимум по шесть человек, и все мужчины, а кровати двухъярусные. Ну куда мне с двумя малолетками?"

В итоге Динару с детьми приютили дальние родственники в поселке за чертой города. Каждое утро приходится возить дочку в школу на «Нарвскую», а потом спешить обратно, к младшему. Чтобы прокормиться, Динара убирает в доме у пожилой соседки. По доброте душевной старушка помогает еще и продуктами – то бананами угостит, то печеньем. Чтобы найти полноценную работу, Ваню надо устраивать в садик, но в какой, если непонятно, где семья окажется через месяц? Ведь оставаться в чужом доме на птичьих правах долго не получится.

По словам юристов аппарата Уполномоченного, все упирается в трактовку Административного регламента, который регулирует предоставление помещений спецжилфонда. В этом документе прописаны категории граждан, которым полагается специальная соцзащита. Одной из таких категорий считаются лица без определенного места жительства, ранее имевшие постоянную регистрацию в Петербурге. Но по такой логике требовать комнату могли бы все бездомные, а их в Петербурге немало. Конечно, все не так просто. Чтобы доказать свое право, нужно предоставить определенные документы, подтверждающие печальный статус. И если все сделано по правилам, отказ гражданину будет считаться неправомерными.

"На наш взгляд, случай Динары однозначен: очевидно, что она нуждается в специализированной помощи, не лукавит и не пытается обманом получить квадратные метры, тем более, речь идет о временном жилье, – считают в экспертно-правовом отделе аппарата Уполномоченного по правам ребенка. – Поэтому действия администрации района нарушают регламент, а, значит, и права семьи".

В конце февраля Светлана Агапитова отправила письмо на имя прокурора Санкт-Петербурга Сергея Литвиненко с подробным изложением фактов о положении семьи и просьбой дать свое заключение.

"Надеюсь, решение в отношении Динары будет пересмотрено, – говорит детский омбудсмен. – Отказывая женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, в социальной поддержке, мы рискуем лишь увеличить количество сирот. Не справившись с навалившимися невзгодами и дойдя до отчаяния, мамы порой принимают тяжелое, но, как им кажется, единственно верное решение – поместить ребенка в сиротское учреждение. Допускать этого нельзя".

Нет комментариев

Добавить комментарий:

E-mail:   Пароль:

Не зарегистрированы? Регистрация

 Пожалуйста, введите код с картинки:



Мы в соцсетях:


           

© 2010-2016 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00