Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org







О работе Уполномоченного \ Что сделано \

Бабушкина радость

Жанне Веселовой* почти 16. У нее лучистые голубые глаза и не по возрасту серьезный взгляд. Она немного задумчива, любит читать и играть на стареньком пианино. А еще Жанне очень повезло с бабушкой – Вера Николаевна* души не чает во внучке, во всем её поддерживает. Даже завела страничку в соцсети, чтобы быть современной и общаться привычным для молодежи способом. Бабушка старается сделать все, чтобы девочка забыла то время, когда она жила с мамой. Потому что как раз с мамой Жанне не повезло совсем…

Не то, чтобы Елена* не любила своих детей. Она их просто не замечала – было не до того, ведь на обшарпанной кухне, где из-под ног врассыпную разбегались полчища тараканов, почти всегда сидела пара-тройка собутыльников. Когда выпивка кончалась, мама становилась раздражительной, могла ни за что дать звонкую оплеуху. Еды в доме чаще всего не было никакой. Из-за недоедания младший братик почти не ходил, лежал целыми днями на грязном диване, отвернувшись к стенке. В его старой деревянной кроватке валетом едва помещались Жанна и старшая сестра Таня. Больше им спать было негде.

Когда наступило время идти в первый класс, Жанна ужасно обрадовалась. Форму, портфель, тетрадки купила бабушка, а мама на линейку вообще не пришла. В школе девочке нравилось, только уроки иногда приходилось делать на полу. Еще домой часто приходили посторонние взрослые – не те, с которыми дружила мама. Они подробно осматривали квартиру, открывали шкафы (те, у которых еще были дверцы), холодильник, что-то постоянно записывали в блокнот. А потом Жанна заболела, погрузившись в вязкое марево высокой температуры, и не запомнила, как очутилась в больничной палате. Склоняясь над ней, доктора говорили абракадабру: «острая респираторная инфекция», «дистрофия первой степени», «следы побоев». В соседней палате лежали брат и сестра. Но потом их куда-то увезли, опять звучало непонятное «социально-реабилитационный центр».

Бабушка навещала с гостинцами, а мама не приходила. После выписки Жанна поехала жить к Вере Николаевне, которая стала её опекуном – Елена добровольно подписала согласие, даже обещала помогать материально. Сначала звонила каждый день, потом все реже, и, наконец, пропала. Спустя пару месяцев ее лишили родительских прав.

С тех пор Вера Николаевна воспитывает внучку сама. Живут вчетвером вместе с тетей и двоюродным братом.

"У нас дружная компания, но ведь не вечно Жанне делить со мной комнату", – рассудила Вера Николаевна.

В органах опеки бабушке подсказали, что нужно подать заявление в районную администрацию о включении Жанны в список детей- сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которые подлежат обеспечению жилыми помещениями. Но комиссия, изучив документы, Вере Николаевне отказала, посчитав, что оснований для включения нет.

"Моя девочка и так натерпелась, неужели ей не положено жилье?" – сокрушалась бабушка. И решила обратиться к Уполномоченному по правам ребенка за советом.

Специалисты аппарата детского омбудсмена успокоили Веру Николаевну. По закону, сироту вносят в заветный список в том случае, если его или её проживание на ранее занимаемой жилплощади признается невозможным, что определяется рядом обстоятельств. Одно из них – совместное проживание с лицами, не являющимися членами семьи. В случае Жанны, таковыми могут считаться её тетя и двоюродный брат. На этот факт указали в письме на имя главы района, где живет Жанна, попросив повторно рассмотреть возможность включить ее в список. Вскоре пришел ответ – девочку поставили на очередь.

"Вообще вопрос о том, кого следует или не следует относить к членам семьи сироты, довольно сложный, – говорит Светлана Агапитова. – Однозначного мнения по этому поводу нет, из-за чего постоянно возникают разночтения и накладки. Мы не единожды обращались к жилищному ведомству и другим компетентным органам с предложением раз и навсегда прописать и закрепить четкое определение понятия «члены семьи», которое будет действовать для всех. Это бы сэкономило массу времени и сил всем участникам процесса. Но пока все остается по-прежнему.

Одни районы, как в истории с Жанной, принимают наши аргументы, другие – занимают принципиально иную позицию. И все же, если ситуация с жилищным вопросом спорная, мы стараемся добиваться ее трактовки в пользу ребенка. Бабушка – молодец, что не опустила руки и продолжала бороться за права своей внучки".

* – имена изменены.

Также по теме «Жилищные права детей-сирот»

Нет комментариев

Добавить комментарий:

E-mail:   Пароль:

Не зарегистрированы? Регистрация

 Пожалуйста, введите код с картинки:



Мы в соцсетях:


           

© 2010-2016 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00