Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org








Яндекс.Метрика
О работе Уполномоченного \ Что сделано \

Мама на общественных началах

У Лидии* трое детей, любящий муж и полная гармония в семье. Но когда она впервые увидела трехлетнего Тимура*, покой был утрачен. Неухоженный, плохо одетый мальчик к тому же не говорил ни слова. Узнав историю малыша, она поняла, что не может остаться в стороне. И хотя у крохи есть родители, Лидия стала мальчику второй мамой.

А началось все с обычной летней прогулки в парке. Играя, старшие дети Лидии познакомились с милыми сестрами-погодками, а заодно – с их дядей Каримом. Взрослые разговорились. Оказалось, Карим мечтает о встрече со своим маленьким сыном, но никак не может добиться разрешения от его матери, с которой живет раздельно. Также отец рассказал, что его бывшая спутница не слишком трепетно заботится о ребенке, и, по слухам, часто оставляет одного.

Эта история не выходила у Лидии из головы: интуиция подсказывала, что нужно помочь Кариму и его мальчику. Но как? Скоро случай представился: на очередном променаде Карим поделился радостью – наконец-то мама Тимура вышла на связь и согласилась отпустить малыша пожить к папе. Лидия вызвалась подвезти Карима с сыном, благо, живут все в одном районе.

Когда Тимур сел в машину, Лидия содрогнулась. Хоть малыш выглядел довольно опрятно, выдавали глаза: взгляд из-под нестриженных темных волос выражал враждебную тревогу. Так смотрит дикий зверек, не зная, ударит ли протянутая к нему рука или погладит.

– Привет! – ласково подмигнула мальчику Лидия. – Как тебя зовут?

– Он не говорит, – ответил за сына Карим. – Все понимает, но не говорит.

«И это в три с небольшим!» – мысленно ужаснулась Лида, но промолчала. В конце концов, это не её ребенок. Зачем вмешиваться в чужую жизнь, если не просят? Однако скоро Карим попросил…

«Может, он поживет у тебя немного? Я не могу нормально заботиться о нем, я все время работаю. Да и тесно, условия никакие. Хотел было отправить его к родне, но у них в деревне и так трое внуков. А матери, похоже, все равно. Ты не волнуйся, с ней я договорюсь».

Действительно, Маша* довольно легко согласилась на то, что Тимур некоторое время погостит у Лидии. У Маши есть работа – она трудится в типографии приемщицей. Зарплата небольшая, но на самое необходимое хватает. Другое дело, что из-за сменного графика уделять достаточно времени сыну она не может. Соседи по квартире рассказывали Кариму, что малыш, бывало, часами сидел в комнате один.

Однако всю степень бытовой запущенности Лидия осознала тогда, когда ребенок оказался у неё дома. Из продуктов Тимур признавал только молоко и яйца, все остальное есть отказывался. Из-за инфекции по утрам у него почти не открывался один глаз, а когда Лида попробовала постричь слишком длинные волосы мальчика, обнаружила на голове послеродовые корочки. Налицо были и неврологические проблемы: Тимур очень плохо спал, вел себя неуравновешенно, устраивал крик по любому поводу. И не говорил ни слова.

«В каких же условиях он живет с матерью?!» – задалась вопросом Лидия. И решила переадресовать его Уполномоченному по правам ребенка. Всю историю она изложила детскому омбудсмену на личном приеме, а заодно провела собственное расследование – выяснила, что у Маши в родной деревне на Новгородчине есть еще дети, в отношении которых она, по утверждению заявительницы, была лишена родительских прав.

«К тому же, я узнала, что она выросла в детском доме, – говорит Лидия. – Сама не получила материнской заботы, так откуда ей знать, как давать её собственному ребенку? При этом видно, что она любит Тимку, как умеет, и он к ней с охотой возвращается. Но у нас в семье малыш по-настоящему раскрылся, расслабился, подружился с моими ребятами. Ему надо ходить в садик, развиваться. Сможет ли она все это обеспечить?»

Светлана Агапитова попросила органы опеки проверить, действительно ли Маша не справляется с обязанностями родителя. Первым делом специалисты обследовали жилищные условия. Семья занимает десятиметровую комнату в коммунальной квартире, обстановка – скромная, но зато чисто и есть все необходимое. Никакой угрозы для здоровья и жизни Тимура нет. А вот Маша, по мнению сотрудников опеки, «социально недостаточно адаптирована» и ей не помешает помощь психологов и соцработников. Информацию о семье передали в местную поликлинику и центр социального обслуживания населения. Через неделю Маша сводила сына на осмотр. Малыша проверили педиатр, лор и невролог, последний назначил лечение и рекомендовал отправить мальчика в санаторий.

Лидия продолжает заботиться о Тимуре: недавно мальчик провел в «гостевой семье» целых десять дней. Лидия говорит, что готова была бы оформить над ребенком опеку, но Маша этого не хочет – она намерена сама воспитывать сына. Органы опеки навещают семью, в поликлинике и других субъектах профилактики о них тоже не забывают.

«Замечательно, что есть такие неравнодушные люди, как Лидия, живущие по принципу «чужих детей не бывает», – говорит Светлана Агапитова. – Тимуру и его маме повезло, что в их жизни такой человек появился, ведь порой семьям, оказавшимся в трудной ситуации, и помощи попросить непросто. Как правило, они боятся, что после этого придут «злые соцработники» и отнимут ребенка. К сожалению, именно такой образ в последнее время усиленно насаждается в медиа-пространстве. Уверена, Маша справится со своей ролью мамы, а если нужна будет поддержка, она всегда может обратиться к специалистам и к своей новой знакомой».

* – имена изменены.

Также по теме «Ребенок в опасности»


Добавить комментарий:

E-mail:   Пароль:

Не зарегистрированы? Регистрация

 Пожалуйста, введите код с картинки:



Мы в соцсетях:


           




Полезные сайты для детей



       

© 2010-2018 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00