Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org







О работе Уполномоченного \ Экспертный совет \

Экспертный совет: как помочь приемным родителям?

Подготовкой граждан, желающих взять на воспитание ребенка-сироту, занимаются школы приемных родителей (ШПР). В Санкт-Петербурге их уже семь, и это число постепенно растет: они расположены в разных районах города, работают по различным методикам и программам. Одни организации - государственные, другие – общественные, готовится к открытию школа с религиозной направленностью. С одной стороны, большой выбор позволяет кандидатам подобрать себе учителей по душе, но с другой - рождает опасения, что в процессе увеличения количества школ пострадает качество обучения. В чем причины распадов приемных семей? Должна ли ШПР нести ответственность за вторичные отказы? Нужно ли сопровождать родителей, взявших сироту? Эти и другие актуальные вопросы обсуждались на Экспертном совете при Уполномоченном по правам ребенка.

Можно ли избежать вторичных отказов?


На Экспертном совете при Уполномоченном встретились корифеи в области подготовки приемных родителей: городской Центр помощи семье и детям, социально-реабилитационный Центр «Дом милосердия», «Врачи детям», «Родительский мост», «Петербургские родители», «Партнерство каждому ребенку», а также Центр содействия семейному воспитанию №5 и Православная детская миссия, которые только планируют создать ШПР.

Разговор с экспертами Светлана Агапитова начала с упоминания печальной статистики: «В прошлом году в Петербурге было зафиксировано 66 вторичных отказов. Это дети, которые уже однажды лишились родителей, потом были устроены в семью, а теперь снова стали сиротами. При этом 20 детей меньше года находились в приемной семье, а 24 - более 5 лет прожили с приемными родителями. Из 66 случаев - 4 отмены усыновления, 49 - освобождений от обязанностей опекуна, то есть приемные родители и даже усыновители сами выразили желание вернуть ребенка. Можно ли было этого избежать и несет ли ответственность за распад семьи специалист школы приемных родителей?», - спросила Уполномоченный присутствующих.

Эксперты сошлись во мнении, что в каждом из 66 случаев нужно разбираться отдельно: причины могут быть разными, и это не всегда недоработка ШПР или недостаток сопровождения. Были ситуации, когда опекун перестал справляться со своими обязанностями из-за неожиданной тяжелой болезни. Кроме того, нельзя не учитывать, что вторичные отказы нередко происходят при родственной опеки, а бабушки и дедушки при её оформлении не проходят подготовку. Еще в прошлом году Уполномоченный предлагала проводить супервизию по каждому вторичному отказу. Но пока подобные встречи проходят только для выяснения причин отобрания детей.

Специалисты согласились в одном: число вторичных отказов сократилось бы до минимума, если бы семьям помогали справляться со сложностями. Но тут есть свои нюансы: поскольку помощь – дело добровольное, многие от неё просто отказываются.

Сопровождение приемных семей как профилактика вторичных отказов


К сожалению, нередко причиной вторичных отказов становится «неправильная» мотивация кандидатов в опекуны. Некоторые люди берут ребенка с желанием «осчастливить» и ждут, что он будет благодарен им всю оставшуюся жизнь. Но из-за пережитых травм сиротам сложно сразу раскрыться, им нужно время, чтобы начать доверять взрослому. Но усыновители, даже пройдя успешное обучение в ШПР, подчас оказываются не готовы к испытаниям, которые – не всегда осознанно – устраивают им приемные дети.

Особенно трудными могут быть первые месяцы и даже годы, и тут без квалифицированной поддержки можно быстро разочароваться и даже «выгореть». Однако далеко не все приемные родители решаются признаться, что им сложно, и попросить о помощи.

«Теоретически, условие об обязательном сопровождении - хотя бы первое время - можно включить в договор об установлении опеки, но лучше бы это было собственное желание приемного родителя. Все, что навязано сверху, обычно исполняется формально и для галочки», - заметила Светлана Агапитова.

Президент фонда «Родительский мост» Марина Левина призналась: «При подготовке мы настраиваем кандидатов на дальнейшее сопровождение. Но у нас есть небольшой процент семей, которые отказываются. Это происходит в тех случаях, когда у специалиста не получилось наладить контакт с родителем». Директор Центра помощи семье и детям Кирилл Никитин рассказал, что многие мамы и папы, которые берут маленьких детей, со временем перестают посещать даже встречи с другими родителями, объясняя это тем, что хотят забыть, откуда «взялся» их ребенок. В таких случаях «насильственная помощь» может принести семье больше вреда, чем пользы.

В качестве дополнительной меры по профилактике вторичных отказов Марина Левина предложила перед тем, как отдавать в приемную семью второго и последующего ребенка, требовать нового заключения о возможности быть опекуном. «Я не говорю о повторении всего курса, но оценка специалистов, которые готовили или сопровождали семью, было бы совсем нелишним. С момента прохождения ШПР иногда проходят годы, человек может переоценить свои ресурсы и перегрузить себя. Первый приемный ребенок меняет семью, свою роль играют даже возрастные, гормональные изменения. Важно все это учесть», - считает она.

Учиться в ШПР должны проверенные люди


Еще одна проблема, которую озвучили эксперты – ухудшение профиля кандидата в приемные родители. Специалисты отмечают, что в ШПР всё чаще приходят люди с психиатрическим отклонениями. Отказать им в обучении нельзя, по общей программе учить невозможно. Приходится составлять для них индивидуальный план подготовки, а потом все равно давать отрицательное заключение, так как ребенка им доверять нельзя.

Справки о состоянии здоровья, об отсутствии судимости и другие документы кандидаты собирают уже после прохождения подготовки – чтобы не прошел срок их действия. Поскольку в ШПР приходят практически «с улицы», многое о будущих родителях специалисты могут просто не знать.

Кирилл Никитин рассказал, что в конце 2015 года «Центр помощи семье и детям» выдал положительное заключение кандидату, который, как позже оказалось, ранее отказался от опекаемого ребенка. На собеседовании он это скрыл, а курс обучения прошел хорошо. Орган опеки, установив данный факт, направил в ШПР претензию. Специалисты Центра стали выяснять, как застраховаться от подобных ситуаций, направили запрос в Комитет по социальной политике. Оттуда пришел ответ, что орган опеки, выдавая направление в ШПР, уже должен убедиться в отсутствии судимости кандидата, в хорошем состоянии его здоровья, личной истории и всем остальном. Но на практике все проверки делаются уже после получения сертификата о прохождении подготовки в Школе приемных родителей. Кроме того, специалисты отметили, что вместо заключения психиатра кандидаты получают справку о том, что они не состоят на психоневрологическом учете. Но если человек никогда не обращался к врачам, информации о нём в базе ПНД и не будет, что само по себе не исключат наличие заболевания.

Эксперты пришли к выводу, что направление в ШПР должны выдавать не органы опеки, а межведомственная районная комиссия. С одной стороны, для добропорядочных кандидатов это создаст определенные сложности – нужно будет преодолеть дополнительный «бюрократический» барьер. Но с другой, такая проверка станет еще одним фильтром, защищающих детей от новой травмы, и даст потенциальным родителям проверить твердость своего намерения.

Готовить не только родителя, но и ребенка



Эксперты отметили, что к новой жизни важно готовить не только приемного родителя, но и ребенка нужно заранее настраивать на переезд. Сироты привыкают, что в детском доме за них всё делают воспитатели, и то, что в семье у них появляются обязанности, приводит их в шок. Таких проблем не будет, когда все учреждения для заработают по принципу «как дома», начнут приучать детей к личной ответственности, самообслуживанию, заботе о близких. Но пока необходимо уделять большое внимание психологической подготовке ребенка к жизни в семье. Это является залогом благополучного прохождения адаптационного периода.

Очень важно ещё на этапе подготовки объяснять родителям, что они могут «подойти» не всем детям, и не каждый понравившийся ребенок подойдет им. Есть семьи, в которых приняты определенные традиции, например, религиозные. Не каждый ребенок сразу гармонично впишется в новую среду со строгими правилами, а кому-то наоборот, там будет очень комфортно. Но сказать это заранее могут только специалисты, которые хорошо изучили обе стороны.

Вячеслав Никитин предположил, что еще до организации первой встречи ребенка и потенциального родителя сотрудники ШПР и психологи сиротского учреждения должны с профессиональной позиции обсудить возможную совместимость будущей семьи.

Узнав больше о конкретном ребенке, специалисты могут объяснить мамам и папам, сколько на него потребуется затратить ресурсов, впишется ли он в уклад семьи, сойдется ли с другими членами. Но для этого должно появиться доверие между двух сторон, обе должны понимать, что у них общая цель – найти ребенку в любящую семью и помочь её сохранить. А судя по практике, это есть не всегда, и стоит подумать, как наладить такой диалог.

В ближайшее время состоится Всероссийское совещание приемных родителей, на котором соберутся специалисты всех регионов страны. Светлана Агапитова направит организаторам этого мероприятия проблемы, озвученные на Экспертном совете, и предложения по их устранению.

Также по теме «Дети-сироты »



Мы в соцсетях:


           

© 2010-2016 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00