Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org







О работе Уполномоченного \ События, факты, комментарии \

Рабочая группа: каждая семья заслуживает второй шанс


В аппарате Уполномоченного по правам ребенка состоялось первое в этом году заседание рабочей группы по предотвращению случаев неправомерного изъятия детей. Эксперты обсудили эпизоды, которые произошли в нашем городе с сентября по январь.

Еще до начала заседания представители органов опеки подняли животрепещущий вопрос – как ускоренно получить гражданство малышу, у которого в графе «родители» стоят два прочерка? С такой ситуацией столкнулись в Красносельском районе – младенец, который с рождения числится в банке данных на усыновление, не может быть передан семье, потому что у него нет ни гражданства, ни регистрации. Из-за своего неопределенного статуса кроха уже три месяца находится в доме ребенка, хотя есть желающие его забрать. Оформление гражданства по упрощенной схеме возможно, но этот процесс занимает не менее полугода.

«Получается, в отношение таких детей существует законодательный пробел», – отметили сотрудники опеки.

Светлана Агапитова пообещала подготовить документы с предложением внести в нормативные акты соответствующие поправки.

Далее участники приступили к рассмотрению случаев отобрания – с 1 сентября по 31 декабря их было три. Так, практически в канун Нового года у жительницы Петербурга забрали десятилетнюю дочь. Это произошло после того, как девочка ночью в мороз отправилась искать загулявшую маму, которую в итоге нашли в сугробе, пьяную и избитую.

По словам специалиста отдела опеки и попечительства, семья давно состоит на учете у субъектов профилактики, дважды ее признавали находящейся в социально-опасном положении. Мама – из бывших опекаемых, дочку Риту* родила в 19 лет. Не работает, средства на жизнь получает за счет сдачи квартиры. Вместе с ребенком проживает с «гражданским мужем», который, состоя на учете у психиатра, не раз будоражил окрестности своими хулиганскими, а порой и криминальными выходками. К тому же оба питают слабость к алкоголю, а в подпитии постоянно дерутся. Но уходить от драчуна мама упорно отказывается. Регулярные встречи с психологами и соцработниками ни к чему не привели – родительница раскаивается, обещает бросить пить и заботиться о дочке, но очень скоро возвращается к привычному образу действий. Последней каплей стало признание самой Риты в том, что жить с матерью и отчимом она больше не может. Сейчас девочка находится в Центре содействия семейному воспитанию, а опека вышла в суд и иском об ограничении матери в правах. Рассмотрение дела назначено на середину февраля.

«К сожалению, нам стало очевидно, что для этой мамы отношения с её сожителем важнее, чем благополучие дочери», – резюмировала представительница органов опеки. Эксперты сошлись во мнении, что изъятие Риты было правомерным, ведь здоровье и жизнь девочки находились под угрозой.

Второй случай изъятия тоже стал прямым следствием алкогольной зависимости матери и бабушки трехлетнего малыша. Ранее мальчика уже помещали в Центр им. Цимбалина по акту полиции, но вскоре вернули родственникам. С тех пор сотрудники опеки проведывали семью, пытаясь вразумить женщин. Однако при последнем выходе в адрес застали обеих в состоянии алкогольного опьянения, в то время как ребенок был предоставлен сам себе. Дверь на балкон была открыта, в свободном доступе – лекарства, бытовая химия, не говоря о газовой плите. До решения суда мальчик находится в сиротском учреждении. Его мама сейчас проходит лечение в наркологической клинике. Есть небольшая надежда на то, что она все же сумеет взять себя в руки.

Третий эпизод тоже имел место перед новогодними праздниками. На этот раз ребенка забрали у одинокого папы, который уже лишился родительских прав на двоих младших детей. С ним оставалась старшая Таисия*. И хотя, по признанию органов опеки, она нежно привязана к папе, рядом с ним существует реальная опасность для ее психического и физического здоровья. Тася часто пропускала занятия из-за того, что папа не мог предоставить справки из тубдиспансера, где наблюдается дочь. Школа жаловалась и на то, что девочка приносит в класс вшей, а однажды была госпитализирована с острой кишечной инфекцией – причиной оказались паразиты.

В общем, ухаживать за дочерью законный представитель был явно не в состоянии. Из-за ряда серьезных хронических заболеваний он не работает, живет на пособия и средства от сдачи комнаты. За электричество накопился долг, холодильник хозяин отключил сам – все равно еды в нем нет. К тому же оказалось, что дома Тася практически не жила, скитаясь по соседям и друзьям. На некоторое время третьеклассницу даже брала к себе учительница. Она же всячески старалась помочь отцу справляться со своими обязанностями – собирала деньги на покупку стиральной машины, носила продукты и даже организовывала в квартире уборку. Но все без толку. 21 декабря Таисию забрали и поместили в приют, где уже полтора года живут ее брат и сестра. Опека вышла в суд с иском о лишении. Всех троих детей готова взять на воспитание сестра покойной матери.


«С каждой из этих семей специалисты опеки работали долго и терпеливо, – подвела итог Светлана Агапитова. – Родителям давали не только второй, но порой и третий, четвертый шанс исправиться и взяться за ум. Отобрание – мера, на которую решаются только в самом крайнем случае. Увы, из рассмотренных сегодня случаев крайними оказались все три. Но даже несмотря на то, что вопрос дальнейшего воспитания этих ребят будет рассматривать суд, у их мам и пап все еще есть возможность вернуть детей себе. Это будет непросто, но родители, которые искренне раскаялись и готовы измениться, найдут способ это доказать».

Примером такого раскаяния и исправления может служить история Валентины*, которая обратилась к Уполномоченному по правам ребенка с просьбой помочь ей вернуть сына. Игоря* забрали в июне 2017 года, с тех пор он находится в социально-реабилитационный центр (СРЦ). Мальчик страдает тяжелым неврологическим заболеванием, ему требуется постоянный уход, обеспечить который, по мнению мамы, может только она. Однако после смерти мужа женщина стала слишком часто стала искать утешение на дне бутылки. О том, что Валентина злоупотребляет алкоголем и тем самым представляет опасность для ребенка, в опеку сообщила её сестра. Когда специалисты вышли проверить информацию, сведения подтвердились. Впрочем, Валентина свою проблему сразу признала и добровольно написала заявление о помещении сына в социальное учреждение – на время.

За лето она прошла курс реабилитации для алкозависимых, предоставила справки от нарколога и поклялась, что больше не возьмет в роль ни капли. Муниципалы уже собирались возвращать ей сына, но в сентябре мама сама сообщила о том, что сорвалась. Тогда опека решила, что её следует ограничить в правах. Впрочем, в надежде все-таки спасти семью, Валентину направили к специалистам-психологам. Вот уже несколько месяцев они поддерживают женщину в её стремлении отказаться от пагубной привычки, помогая разобраться в причинах недуга и побороть его. К тому же, мама посещает встречи анонимных алкоголиков, устроилась на официальную работу, привела в порядок квартиру.

Несмотря на положительные изменения, опека не позволяла ей даже забирать Игоря домой на выходные и праздники, опасаясь новых рецидивов. Недавно у мальчика был день рождения, и он сбежал к маме прямо с уроков…

Светлана Агапитова пригласила Валентину на заседание рабочей группы, чтобы дать объективную оценку ситуации в присутствии всех заинтересованных сторон. Психолог, сопровождающая маму, подтвердила, что сейчас её эмоциональное состояние устойчивое, трезвость – стабильная.


Положительную характеристику дали сотрудники СРЦ. Выступила и сама заявительница. Рассказывая о сыне, она очень расчувствовалась и заверила, что готова сделать всё, чтобы он снова оказался с ней рядом.

«Ради возвращения Игоря я выполню любые требования, – сказала мама. – И, конечно, обратной дороги в пьянство нет, я это осознала».

Участники рабочей группы посоветовали Валентине написать заявление на имя главы муниципального образования о том, чтобы сына отпускали домой на выходные и праздники. Документ посоветовали снабдить копиями справок с работы и от нарколога. По общему мнению собравшихся, у этой истории есть все шансы на «хэппи-энд».

Помимо анализа случаев изъятия детей, эксперты обменялись данными мониторинга за 2017-й год. Так, свою статистику по несовершеннолетним, находящимся в социально-опасном положении, озвучила представитель ГУ МВД – таких ребят было 591. В «лидерах» оказался Калининский район – там выявлен 161 ребенок.

По информации СПб ГБУЗ «Центр СПИД», за прошедший год ВИЧ-инфекция была впервые выявлена у 26 несовершеннолетних. Количество детей, которым вирус передался от матери – 1430 человек. На диспансерном учете в 2017-м состояли 560 ВИЧ-инфицированных беременных женщин. Также, по сведениям Центра, сегодня в антиретровирусной терапии (АРВТ) нуждается 381 ребенок. Из них получают АРВТ 374 человека.

Кроме того, в конце декабря по инициативе Уполномоченного по правам ребенка в Комитете по социальной политике состоялся семинар-совещание со специалистами по опеке и попечительству, на котором обсудили особенности сопровождения семей, где есть ВИЧ-положительный ребенок. По итогам семинара всем отделам опеки было направлено информационно-методическое письмо.

Следующее заседание рабочей группы назначено на май.

* – имена изменены.

Также по теме «Рабочая группа при Уполномоченном по правам ребенка»

Также по теме «Ребенок в опасности»


Добавить комментарий:

E-mail:   Пароль:

Не зарегистрированы? Регистрация

 Пожалуйста, введите код с картинки:



Мы в соцсетях:


           

© 2010-2018 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00