Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org







О работе Уполномоченного \ Что делаем \

Коммуналка семейного типа

Жительнице Петербурга Марине Аверкиной* отказали в улучшении жилищных условий, несмотря на то, что она ютится в 18-метровой комнате с четырьмя детьми и вскоре ждет появления пятого. Камнем преткновения стал статус квартиры – сами жильцы считают её коммунальной, а администрация района – отдельной.

Сейчас в квартире живут семь человек: в одной комнате Маринин отец, в другой – брат, в третьей – она сама с тремя дочками и годовалым сыном. Формально – одна семья, но и отношения между родственниками чисто формальные. У каждого – своя жизнь, своя полка в холодильнике и свой счет за электричество. Такая ситуация до поры до времени устраивала всех – ведь была надежда на расселение по городской программе. В 2014-м году от райжилобмена пришло уведомление о том, что жилье попало в заветный перечень, в связи с чем приглашали подать заявку на содействие в улучшении жилищных условий. Марина так и сделала, но через месяц получила отказ.

– А с чего вы взяли, что вас будут расселять? – недоуменно подняла бровь сотрудница жилищного отдела. – По документам у вашей семьи отдельная трехкомнатная квартира. Вот же, черным по белому написано – зарегистрированы вы, отец, брат, ваши дети. Никаких посторонних собственников. Или вы определения коммунальной квартиры не знаете?

– Но почему же тогда нас вообще пригласили? – возмутилась Марина. – Вы же сами нам уведомление прислали!

– Этого я сказать не могу, – отрезала собеседница. Потом, смягчившись, добавила – Видно, ошибка какая-то вышла.

Каким образом «вышла ошибка», история умалчивает. Марина предположила, что жилье попросту забыли вычеркнуть из списка районных коммуналок после того, как её покойная мама выкупила у соседа последнюю из трех комнат в квартире (две другие семья Марины приватизировала ранее). Но это произошло ещё в 2002-м году! С тех пор изменилось очень многое: мамы не стало, жилплощадь поделили с младшим братом в соответствии с долевой собственностью (ему принадлежат две комнаты, Марине – одна). Объявился отец, который давно ушел из семьи, однако был прописан по старому адресу. Между ним и Мариной начались конфликты, в результате которых обитатели квартиры со временем перешли на «осадное положение» и начали запирать свои комнаты на ключ.

Но самое главное изменение – появились дети. На момент подачи заявки их у Марины было уже четверо. Поэтому многодетная мама решила бороться за улучшение жилищных условий и подала иск в суд с требованием признать квартиру коммунальной, а её с детьми – отдельной семьей. Тогда отказ администрации в постановке на учет был бы необоснованным.

«То, что за стенкой живут папа и брат, не должно ущемлять интересы детей! – уверена мама. – Конечно, мы родственники, но почему нужно смешивать понятия? Моя семья – это я и мои дети! В нынешних условиях ребята просто не могут нормально развиваться!»

О том, как на самом деле приходится жить Марине и её детям, сотрудники администрации знали – в квартире побывала не одна комиссия, которая внимательно изучила бытовые условия Аверкиных. Но суд всё равно принял сторону ответчика, не помогла и апелляция. Инстанции твердо стояли на своем – раз квартиру занимают кровные родственники, она не коммунальная, а отдельная. А значит, оснований для предоставления мер социальной поддержки нет.

Проиграв суды, Марина на время смирилась со своей участью, пока не узнала, что снова беременна – пятым ребенком. Тогда она попыталась попасть в список нуждающихся в жилых помещениях, но и тут ждало разочарование.

«У нас на человека сейчас приходится по 11 квадратов жилой площади, а минимальный норматив для отдельных квартир, которой мы считаемся, – девять. То есть по их меркам у нас «чрезмерная обеспеченность» – целых два метра сверх нормы! При этом когда родится малыш, нас станет шестеро в одной комнате. Но мы все равно не сможем претендовать на расширение!» – возмущалась многодетная мать.

Отчаявшись, Марина пришла на прием к Светлане Агапитовой. Уполномоченный по правам ребенка обратилась к вице-губернатору Петербурга Николаю Бондаренко, подробно описав неоднозначное положение семьи. В ответном письме сообщалось, что администрации района поручено рассмотреть все возможные варианты, чтобы помочь Аверкиным.

Вскоре Марина поделилась новостью: ей позвонили из администрации и сообщили, что после рождения пятого ребенка она может претендовать на субсидию по программе для многодетных семей. Там действует иная норма той самой «жилищной обеспеченности» – она составляет 10 квадратных метров на человека. Когда на свет появится пятый малыш, он станет восьмым обитателем квартиры. Если поделить общую площадь на восьмерых, получится чуть больше 10м². Формально, норматив все равно будет немного превышен – в таких случаях решение остается на усмотрение жилищной комиссии. После ходатайства Уполномоченного и распоряжения вице-губернатора в администрации пообещали учесть все жизненные обстоятельства Марины и включить её в перечень. Постановка на учет даст Марине и ее детям право на субсидию, которая сегодня составляет более 400 тысяч рублей на каждого.

«В общей сложности мы сможем рассчитывать на 2,5 миллиона! – радуется Марина. – Конечно, квартиру на такую сумму вряд ли купишь, но это хороший старт, будем искать варианты. В любом случае, благодаря Уполномоченному после стольких лет у нас появилась надежда разъехаться с моими родственниками и, наконец, зажить в нормальных условиях».

* – имена изменены.

Также по теме «Многодетные семьи»


Добавить комментарий:

E-mail:   Пароль:

Не зарегистрированы? Регистрация

 Пожалуйста, введите код с картинки:



Мы в соцсетях:


           

© 2010-2018 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00