Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org








Яндекс.Метрика
О работе Уполномоченного \ Что делаем \

Одна в большом городе

О судьбе 20-летней Саши Горностаевой* вполне можно было бы снять кино – биографическую драму с элементами детектива. Привезенная в Петербург из Крыма приемными родителями, в 15 лет она оказалась предоставлена сама себе – из-за размолвки девочку отселили и разорвали всякие отношения. Пять лет Саша живет самостоятельно, без документов и ясных перспектив на будущее.

Саша родилась в маленьком селе в 20 километрах от Керчи. Белые одноэтажные домики, шиферные крыши, яблони в цвету. Она была четвертым ребенком в семье, которую, увы, не назовешь дружной. Мама не проявляла большого интереса к воспитанию детей, а папу Саша и вовсе не успела толком запомнить – он отправился отбывать наказание в колонию. Когда девочке исполнилось пять, она вместе с братьями попала в интернат. Вернувшийся из тюрьмы отец, очевидно, решил начать новую жизнь в самом всеобъемлющем смысле, поскольку забирать ребят из учреждения не стал. Но Саше, можно сказать, повезло – в 11 лет её взяли под опеку. Петербуржцы Андрей и Элина* были частыми гостями в приюте – в Керчи они держали частный пансионат, жили в городе по нескольку месяцев в году. Но возникла трудность: поскольку в браке они не состояли, оформить Сашу на себя не могли. Попросили помощи знакомой местной жительницы. Она стала официальным опекуном Сашb и сразу передала девочку паре. Новые родители были добры и заботливы, только разве что излишне опекали приемную дочку: очень строго фильтровали круг её общения. Главный запрет распространялся на оставшихся в интернате братьев: Андрей был уверен, что «непутевые» мальчишки будут плохо влиять на сестру. А через несколько месяцев объявил – переезжаем в Петербург.

Для выезда за пределы Украины опекун оформила на Андрея и Элину генеральную доверенность – названные мама и папа могли отныне представлять интересы Саши. В Петербурге девочку устроили в школу, она постепенно привыкала к жизни на новом месте. При этом контроль со стороны приемных родителей усилился в разы: Саше запрещали гулять с одноклассниками – научат пить и курить. Не позволяли сидеть в интернете – насмотришься глупостей. Девочка существовала изолированно и, в конце концов, не выдержала: втихаря стала созваниваться по «Скайпу» с братьями и подружками из Крыма. Когда об этом узнали взрослые, они ужасно разозлились.

«Ты нас обманула и предала, – заявили они. – Раз не хочешь жить по нашим правилам, дальше ты – сама по себе».

Было ли это единственной причиной для последовавшего наказания, или Саша просто не обо всем готова рассказать – неизвестно. Как бы там ни было, её отселили в крохотную квартирку-студию в апарт-отеле, который принадлежал Андрею. На расходы денег почти не давали, не навещали и даже не звонили – только изредка справлялись о ней у управляющего. Отношения фактически прекратились.

Оставшись одна, Саша решила – во что бы то ни стало справится сама. В школу она ходить перестала, а там никто причинами не поинтересовался. Надо было как-то зарабатывать. Тут помогло давнее увлечение: с самого детства любила делать куклам замысловатые прически, особенно удавались косы разной степени витиеватости. Зная об этом, подружка Саши порекомендовала предложить свои услуги салону красоты, где сама трудилась. Девушку взяли на подработку – конечно, неофициально. Дело осложнялось тем, что никаких документов у неё не было. Свидетельство о рождении и все остальные бумаги остались у Андрея и Элины, отдавать их они отказались. Оформить паспорт она не успела – по украинским законам должна была сделать это в 16 лет, но к тому моменту Крым уже стал частью России.

Первую попытку легализовать свое положение она предприняла в 18 лет – до Крыма добралась с друзьями на машине. Саша надеялась, что разобраться с документами ей поможет опекун – та самая женщина, которая взяла её из приюта. Но Ольга* отреагировала неожиданно.

«Нечего было уезжать отсюда, – отрезала она. – Школу бы закончила, нормальным человеком стала. А я тебе ничем не помогу, у меня документов никаких не осталось».

Саша обратилась к сотрудникам опеки. Они предоставили девушке копии распорядительных писем о присвоении статуса ребенка, оставшегося без родительского попечения, о назначении опекуна. В школе-интернате, где она окончила 9 классов, Саше удалось получить копию свидетельства о рождении. В полиции прошла процедуру установления личности. На этом процесс застопорился. Саша даже не знала, гражданкой какой страны она считается. Вернувшись в Петербург, обратилась к Уполномоченному по правам ребенка.

«Самостоятельно решить вопрос не получилось, в городе у меня никого нет, кто бы подсказал, как действовать. Не могу же я всю жизнь ходить без паспорта!» – недоумевает Саша.

В аппарате Уполномоченного девушке пояснили, что если на момент подписания договора о присоединении Крыма у нее была прописка на территории полуострова, она может считаться гражданкой РФ и получить российский паспорт. Чтобы это выяснить, Светлана Агапитова направила запрос начальнику управления по вопросам миграции МВД по Республике Крым. Как только ответ будет получен, станет ясен и алгоритм дальнейших действий. Специалисты юридического отдела будут сопровождать Сашу, помогут правильно оформить все заявления.

Однако неясным остается другое: как вообще могла сложиться ситуация, в которой граждане, не являющиеся законными представителями ребенка, вывезли его в другую страну, а потом и вовсе оставили? К слову, попытка связаться с приемными родителями Саши по номеру, который она указала, ни к чему не привели – телефон не обслуживается…

«Это совершенно дикая история, – говорит Светлана Агапитова. – Пока что нам непонятно, на каком правовом основании опекун передала Сашу Андрею и Элине. И где были органы опеки, которые должны проверять, как живется девочке в новой семье, пока она еще находилась на территории Украины? Почему её никто не зарегистрировал по месту жительства? Все эти вопросы я переадресовала своей коллеге, Уполномоченному по правам ребенка в республике Крым Ирине Клюевой».

* – имена изменены.

Эта история целиком

Также по теме «Дети-сироты »


Добавить комментарий:

E-mail:   Пароль:

Не зарегистрированы? Регистрация

 Пожалуйста, введите код с картинки:



Мы в соцсетях:


           

© 2010-2018 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00