Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге

Можно ли взять туберкулез на дом?










Детская инфекционная больница № 3 на Васильевском острове попадала в поле зрения Уполномоченного по правам ребенка не единожды. Причем, родители маленьких пациентов обращались как с претензиями, так и в защиту «тройки», но никогда речь не шла о неправильном лечении.

А в нынешнем году сразу две мамы прислали многостраничные жалобы, посвященные, прежде всего качеству оказываемых медицинских услуг на диагностическом и лечебном «туберкулезных» отделениях. В числе прочего говорилось и о «гуманитарной катастрофе по обеспечению больных медикаментами». Светлана Агапитова решила вновь посетить ДИБ № 3, чтобы поговорить с юными пациентами и их родителями, а также своими глазами взглянуть на обстановку в упомянутых подразделениях больницы.

Летом 2012 года группа родителей выражала справедливое недовольство ремонтными работами, проводившимися в учреждении «без отрыва от лечения». При этом, профессионализм врачей «тройки» сомнений не вызывал, а жаловались люди исключительно на организационные беспорядки.

Около пяти лет назад детскому Уполномоченному вновь поступило коллективное обращение, но уже в защиту ДИБ № 3, которую якобы планировали расформировать и закрыть. Письмо родителей, помимо возмущения таким решением, представляло собой набор благодарностей медицинским работникам больницы. «Если бы не они, мы бы потеряли ребенка... Нас спасла только «тройка»... Не дайте учреждению погибнуть!», - писали люди, чьи дети проходили там лечение. После вмешательства Светланы Агапитовой Комитет по здравоохранению официально заверил, что ликвидации Детской инфекционной больницы № 3 в ближайшее время не предвидится.


Нынешний же год начался с двух объемных жалоб именно на оказание медицинских услуг. А заодно и на бытовые условия, питание и лекарственное обеспечение. По словам мам, чьи дети примерно в одно и то же время находились на «туберкулезном» отделении, лечение было «не комплексным и не полным». Опустим для краткости многостраничные рассуждения о симптоматике, действии лекарств, диагнозах, клинической картине, профессионализме врачей и правильности назначенных препаратов. Все-таки, об этом могут судить лишь люди со специальным образованием, да и то, их мнения не всегда совпадают. Суть же сводилась к тому, что подавляющее большинство детей на отделении болеют ОРВИ с проявлениями тошноты, рвоты, жидким стулом и высокой температурой. Их никто не изолирует, и они заражают друг друга. Усугубляет все и недостаточное количество лекарств. По словам мам, один пузырек капель в нос с индивидуальной насадкой используется на все отделение. Таким образом, обе женщины считают, что пребывание в больнице губительно для их детей и требуют разрешить им лечение туберкулеза на дому, обеспечив необходимыми препаратами.

В качестве дополнительных аргументов одна из мам предъявляет претензии к питанию: «Рацион стационара скуден. Порции большие, буфетчицы еду не жалеют и кладут, что называется «от души». Но дети не едят данную пищу. Фрукты дают один раз в день – банан или яблоко… Предложенное лечебное питание – каждый день постное 5/7 дней пюре с говяжьей котлетой».

Конечно, делать выводы о профессионализме врачей и правильности назначенных препаратов детский Уполномоченный не в праве. Да и сами диагнозы являются закрытой информацией. Однако, описанные в заявлении нарушения столь всеобъемлющи, что не могут не проявиться даже на немедицинском, бытовом уровне. Именно поэтому, Светлана Агапитова отправилась на «туберкулезное» отделение Детской инфекционной больницы № 3, чтобы иметь возможность лично оценить обстановку. К тому же, всегда полезно послушать мнения других участников лечебного процесса – маленьких пациентов, родителей и самих врачей.

Чисто визуально, никакой «гуманитарной катастрофы» на диагностическом отделении не наблюдалось. Достаточно просторные палаты с санузлами и свежим ремонтом, посты с медсестрами, воспитатели, игровая комната. Дети действительно свободно перемещаются в пределах отделения, но, как пояснила завотделением Наталья Шибакова – это только те, у которых не наблюдается симптоматических признаков простудных и вирусных заболеваний. При этом, некоторые палаты были закрыты – дети там проходят диагностику в режиме изоляции. Визит был «без предупреждения», поэтому говорить о том, что предприняты какие-то меры для наведения благообразности, не приходится.

Недельное циклическое меню утверждено Управлением Соцпитания и, конечно, имеет свои особенности. Для оздоровительного лагеря или пансионата оно действительно выглядело бы странным из-за обилия протертых и молотых блюд. Как пояснили врачи, это не прихоть поваров, а особенности диеты показанной при инфекционных заболеваниях. Что же касается яблок, то поскольку меню утверждается надолго, этой позицией обозначают все фрукты. Закупаются они исходя из сезонности.



Дети, находившиеся рядом со столовой никаких жалоб, в том числе и на еду не высказали. Девочка-подросток даже несколько удивилась вопросу: «Кормят вкусно, мне лично, нравится и порции большие – хватает».

Зашла Светлана Агапитова и в некоторые палаты. В одной из них бабушка, присматривающая здесь за маленькой внучкой, как раз принесла обед. Узнав о претензиях к рациону, она не согласилась: «Да вы что? Ну, конечно, протертого много, но это же специальное питание. Хотя вот видите – сегодня курица, не молота… не знаю, у меня все ест, ей даже много – на килограмм уже поправилась».

Остальные родители и дети, с которыми удалось пообщаться, также никаких недовольств больницей не высказали.

У поста медицинской сестры детский Уполномоченный поинтересовалась назначениями и наличием препаратов, чем немало удивила медперсонал. Они категорически отвергли обвинение в нехватке лекарств.

«Как и у всех стационаров, у нас бывают сложности с закупками, но это совершенно не кризисная ситуация. При необходимости и объективных показаниях мы можем приобрести лекарство и в индивидуальном порядке. Бывает, что родители привыкли к препарату определенной фирмы и требуют его. Этого мы, конечно, обеспечить не можем. Но, если согласовать с лечащим врачом, его можно приобрести за свой счет и заменить», - пояснили медики.

Из всех назначений на посту капли в нос были у одного пациента. Они имелись на посту в индивидуальной разовой упаковке…

Что же касается самого конфликта с мамами, то тут администрация больницы и врачи отделения были немало удивлены. Они хорошо помнят авторов жалоб, благодаря тому, что они настойчиво добивалась перевода детей на домашнее лечение.

«Держать здесь кого-то насильно мы, конечно, не имеем права, но лечение некоторых форм туберкулеза невозможно в домашних условиях. Бывает, что назначено по четыре «тяжелых» противотуберкулезных препарата. Реакцию на их действие нужно наблюдать исключительно в стационаре. Самочувствие детей может не соответствовать их реальному состоянию. Туберкулез требует контролируемого лечения! Лечение таких форм дома – это очень большой риск!», - категорично говорят врачи «туберкулезного» отделения ДИБ № 3. Что же касается множества других претензий, изложенных в обращении к Уполномоченному, то в период пребывания в больнице, мамы не высказывали их главврачу. Хотя руководитель учреждения Галина Тюленева говорит, что подобная практика есть, любые вопросы разбираются, и делается все возможное для их решения.

«На своем уровне никаких вопиющих нарушений мне обнаружить не удалось, – говорит Светлана Агапитова. – Те, с кем мне удалось пообщаться, также ни на что не пожаловались.

Что же касается этих двух случаев, то мы попробуем получить экспертную оценку. Прежде всего, нужно понять – действительно ли невозможно организовать лечение вне стационара, и насколько это однозначная позиция. Конечно, решение должны принимать компетентные специалисты, ведь речь в буквально смысле идет о жизни ребенка и безопасности окружающих».

Адрес страницы: http://www.spbdeti.org/id7518