Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org








Яндекс.Метрика
О работе Уполномоченного \ Что делаем \

Детские проблемы под надзором прокуратуры

В аппарате детского омбудсмена состоялся совместный прием Уполномоченного по правам ребенка и Прокуратуры Петербурга. Светлана Агапитова и первый заместитель прокурора города Эдуард Артюхов консультировали родителей, не сумевших добиться результатов по своим исполнительным производствам, разбирались в нарушении жилищных прав многодетной семьи и оценили правомерность отказа ФСС в изготовлении сложного протеза ребенку-инвалиду.

«Лидером» в списке вопросов, с которыми петербуржцы обратились к первому заместителю прокурора города, стало бездействие судебных приставов. Владимир*, папа 9-летнего мальчика, пытающийся наладить с ним отношения после развода с женой, уже почти отчаялся. Он даже посещал совместный прием детского омбудсмена с руководителем службы судебных приставов Петербурга, но ситуация не меняется: бывшую супругу, которая упорно препятствует встречам отца с сыном, никак не могут привлечь к ответственности. Судом предписан график встреч и регулярные занятия с психологом в Центре содействия семейному воспитанию, на которые мама ни разу не привела ребенка. Заявитель считает, что приставы должны были обеспечить принудительную явку, а также составить протокол об административном правонарушении. Ситуация обостряется тем, что нынешний порядок общения определен до достижения сыном 10-летия, а это уже очень скоро.

«Я боюсь, что после этого они снимутся с места и исчезнут, я с ним даже не поговорю, – поделился опасениями папа. – Я планирую подать иск на новый порядок, но для этого мне нужны доказательства того, что мама не исполняла решение суда».

Эдуард Артюхов заверил Владимира, что для иска оснований и так достаточно, однако это не отменяет необходимости «активизировать» работу приставов. Сведения о том, что производство по делу продолжает буксовать даже после смены пристава-исполнителя, Светлана Агапитова пообещала передать Анне Лашковой.

Вячеслав* оказался в схожем положении. Правда, суд еще не вынес окончательного решения о том, с кем будет жить дочка: на период рассмотрения дела она должна находиться с отцом. Но мама спрятала девочку, при этом всеми возможными способами пытается выставить бывшего мужа в неприятном свете. По словам папы, экс-супруга пишет ложные заявления в полицию, обвиняя его едва ли не в насилии, а полиция не предпринимает никаких усилий по розыску пропавшей. К тому же, несмотря на действующий запрет на выезд заграницу, мама сумела переправить ребенка на территорию Украины.

«Больше года я ничего не знаю о дочке», – говорит Вячеслав.

Эдуард Артюхов принял заявление папы и посоветовал дождаться окончательного решения суда:

«Суд принимает любые доказательства сторон для подтверждения своей правоты, – пояснил заместитель прокурора. – Все имеющиеся у вас материалы о том, как мама препятствует вашему общению, вы вправе предоставить. И если окончательное решение примут в вашу пользу, будет проще через приставов добиться возвращения ребенка».

Конечно, не обошлось без жалоб на невыплату алиментов. Ольга* восемь лет их не получала, а потом приставы исполнительное производство «потеряли». Хотя уверяли, что передали его в другой отдел – по новому месту жительства должника. Но там его не получали… Проблема заключается еще и в том, что долг по алиментам мистическим образом пересчитали. Ольга уверена, что это было сделано по липовым справкам, предоставленным горе-папой. Хотя она наверняка знает, что он живет безбедно: покупает и продает машины, меняет квартиры. В декабре 2018-го Ольга пошла в районную прокуратуру, где запросила расчеты по неустойке и написала заявление о представлении интересов ребенка в иске к должнику. Спустя некоторое время ей ответили, что передали заявление в главное Управление ФССП. С тех пор ничего не изменилось.

«Мне даже уже не нужны эти деньги, я все равно скорее всего их не увижу, – сообщила мама. – Но мне нужно, чтобы за ним признали долг, тогда у меня будут основания лишить его родительских прав».

Эдуард Артюхов связался с районным отделом прокуратуры, куда обращалась Ольга, и дал распоряжение «принять жесткие меры реагирования». А Ольгу напутствовал готовить документы для иска о лишении прав, руководствуясь её собственными расчетами долга. Он заверил, что надзорное ведомство подключится в процессе.

Зарина* тоже столкнулась с «потерей» исполнительного листа и длительным нежеланием приставов предпринимать что-либо для поиска должника. Проверить эти факты Уполномоченный по правам ребенка, к которому обратилась девушка, попросила прокуратуру Петроградского района. И снова вопрос был переадресован в Управление приставам. Нелли* попросила проверить законность действий приставов, которые не слишком расторопно ищут её бывшего мужа, задолжавшего алименты с 2011 года. Женщина уже сама готова проводить исполнителей до адреса, где сейчас живет экс-супруг. Она рассказывала им о том, что у него есть имущество, на которое можно обратить взыскание, но – безрезультатно.

«Это неприемлемо, что граждане сами делают всю работу, – уверен Эдуард Артюхов. – Такого должника должны были давно привлечь к уголовной ответственности». Разобраться в обеих ситуациях он поручил своим подчиненным.

Коснулись на приеме и нарушения прав детей с особенностями здоровья. Помочь попросила Марина*, мама ребенка-инвалида. В виду сложного диагноза Андрею* требуется атипичный протез бедра. Однако изготовить его можно только индивидуально с учетом особенностей ребенка, и только в одной немецкой компании. Несколько лет подряд средства выделял благотворительный фонд. По закону мальчик имеет право получить технические средства реабилитации за государственный счет через Фонд социального страхования. Но ФСС отказался совершать индивидуальную закупку, предложив компенсировать часть стоимости протеза. Однако даже с учетом компенсации расходы для семьи непосильные. Марина написала обращение в адрес прокуратуры, Эдуард Артюхов взял дело под личный контроль.

Запутанная история привела на консультацию сестер Зайцевых*, которые не первый год борются с районной администрацией за улучшение жилищных условий. Девочки выросли в многодетной семье, их мама, ныне покойная, в свое время как сотрудница ГУЖа получила квартиру – как предполагалось, временно, в ожидание очереди на благоустроенное жилье. Впрочем, «квартирой» это помещение цокольного этажа без ванной и кухни можно назвать лишь условно – раньше там была дворницкая. Вскоре там обвалился потолок и Зайцевым предоставили маневренный фонд. Однако никаких правоустанавливающих документов на эти квадратные метры не дали. Теперь сестер, которые уже создали свои семьи и обзавелись собственными детьми, пытаются выселить, настаивая, что они занимают жилплощадь незаконно. Девушки обращались в прокуратуру и сами, и через Уполномоченного по правам ребенка, но размотать этот клубок противоречий пока не удалось. Сестры также оставили заявление на имя Эдуарда Артюхова.

«Совместный анализ частных случаев на очном приеме помогает увидеть проблему в целом, с учетом всех нюансов, – подытожила Светлана Агапитова. – Будем ждать движения по всем ситуациям, которые мы обсудили».

Также по теме «Совместные приёмы»



Мы в соцсетях:


           

© 2010-2018 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00