Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org








Яндекс.Метрика
О работе Уполномоченного \ События, факты, комментарии \

Светлана Агапитова представила в ЗакСе доклад за 2018 год


Полный Доклад о Деятельности Уполномоченного по правам ребенка за 2018 год

Сегодня Светлана Агапитова представила в Законодательном собрании Санкт-Петербурга доклад о деятельности Уполномоченного по правам ребенка за 2018 год. В своем выступлении Детский Правозащитник рассказала о наиболее острых и проблемах петербуржцев, воспитывающих детей. С подробным докладом о деятельности Уполномоченного можно в сответствующем разделе сайта.

Службы медиации

В своем докладе я смогу озвучить лишь часть проблем, с которыми нам пришлось столкнуться в этом году. Востребованность процедуры альтернативного урегулирования конфликтов, т.е. медиации, растет с каждым годом. Медиация нужна при разрешении конфликтов в школах, при семейных проблемах, при примирении несовершеннолетнего нарушителя и потерпевшего.

Службы медиации уже существуют во многих школах. У нас в Аппарате служба по урегулированию семейных споров работает с 2013 года. В 2018 году было проведено 165 переговоров, половина из которых завершились заключением мирового соглашения. ГЦСП «Контакт» традиционно занимается медиацией с подростками, вступившими в конфликт с законом.

У нас есть такой замечательный орган, как Детский совет при Уполномоченном по правам ребенка. Одно из заседаний в минувшем году было как раз посвящено конфликтам. Две девочки уже работают медиаторами в своей школе и готовы учиться дальше именно по этому профилю. Провели опрос. Выяснилось, что помогают разрешать конфликты чаще всего друзья, на втором месте – родители, потом медиатор, учителя и – в последнюю очередь – психолог. За него отдали голос только двое из 400 опрошенных. Я спросила: почему так? Вот один из ответов: «Психолог сидит в своем кабинете за закрытой дверью, и ты к нему приходишь как на прием к врачу». А ведь школьный психолог – одна из главных составляющих школьной медиации. Он должен быть другом, с которым хочется поделиться своими проблемами. Тем более сейчас, когда мы говорим, что психологи в школах должны настолько хорошо знать каждого ученика, чтобы предотвратить любую форму агрессии.

К сожалению, пока не удалось ввести в практику городскую Концепцию развития социальных служб медиации, которую мы подготовили, проект документа уже год проходит процедуру согласования в исполнительных органах власти. А ведь согласно ей, планируется развивать службы медиации в образовании и молодежной политике, а также создать такие структуры в здравоохранении и социальной сфере. Ведь конфликты есть везде.

Общая демографическая ситуация в Петербурге


Концепция развития медиации – лишь один из пунктов масштабного документа, который был принят Правительством в апреле 2018 года. Это План мероприятий Десятилетия детства в Санкт-Петербурга на три года. Наш Аппарат принимал активное участие в его формировании. Но не только поэтому мы можем гордиться таким Планом. Он действительно охватывает все сферы, касающиеся детей и семей. В нем есть преемственность, межведомственное взаимодействие и каждое запланированное мероприятие предполагает определенные ожидаемые результаты. Их последовательное достижение гарантирует улучшение качества жизни каждой петербургской семьи, что позволит обеспечить защиту прав и интересов детей наилучшим образом. Не говоря уже о повышении родительской ответственности, которая в настоящее время стала даже более актуальной, чем меры социальной поддержки. Со всеми пунктами плана Десятилетия вы можете познакомиться в Полном докладе Уполномоченного за 2018 год. Каждый раздел там начинается именно с того, что предстоит сделать в городе.

Ну и понятно, что для корректировки всех наших действий в интересах детей, необходимо отталкиваться от цифр статистики. На 1 января 2019 года в Санкт-Петербурге проживает:

- 858 369 детей, их количество растет год от года, несмотря на снижение рождаемости, за счет миграции. Большой город привлекает своими потенциальными возможностями в том числе и семьи с детьми.

- Их количество, соответственно, тоже растет 583 245

- Увеличивается при этом и число семей, воспитывающих детей-инвалидов – 15 936 (в 2016 - 13 874, в 2017 - 14 968);

- И число многодетных семей - 42 346

- 65 299 неполных семей

- меньше стало малообеспеченных семей - 54 792

Эти категории семей требуют особого внимания и поддержки государства. Но по поводу сокращения числа малоимущих семей радоваться рано. Семья считается малоимущей, если она обратилась за государственной социальной помощью. Так вот еще примерно 5,5 тысяч семей обратились за ГСП, но им было отказано по разным причинам.

Что же касается рождаемости, то в 2018 году в Санкт-Петербурге родилось 65 280 детей.

В возрасте до 1 года умерло – 244 ребенка.

И 193 ребенка умерло в возрасте от 1 года до 17 лет. 40 % из этого числа – это травмы и несчастные случаи. В том числе и по вине взрослых. 15 человек – это суициды. В три раза больше, чем в 2017 году! 18 детей были убиты (в том числе и по неосторожности), 1 ребенок умер вследствие «оказания услуг, не отвечающих требованиям безопасности. Это мальчик, погибший в бассейне. Вот такие печальные цифры, которые тоже отражаются на демографической ситуации.

А что с рождаемостью, в которой наметилась тенденция к снижению? С 1 января 2018 года петербургские женщины, родившие первенца в возрасте до 24 лет, получают единовременную компенсацию в размере 50 тысяч рублей вне зависимости от дохода семьи. 2 532 женщины воспользовались этим пособием.

Профилактика абортов


Безусловно, важен материнский капитал и возможность использовать на необходимые нужды. Но я считаю, что хороший потенциал повышения рождаемости - это профилактика. У нас в городе только в государственных больницах делается более 20 тысяч абортов. Про частные клиники информации вообще нет. После моего Доклада в прошлом году в Комитете по здравоохранению признали необходимость контролировать результативность работы психологов, и с 2018 года начали собирать оперативную информацию.

В 2018 году в Женские консультации за направлением на аборт обратилось почти 5 тысяч женщин, из них 3 тысячи воспользовались помощью психолога. В результате 390 женщин сохранили свою беременность и родили малышей.

78 беременных до 18 лет, воспользовавшихся в 2018 году психологической помощью в центре «Ювента», отказались от намерения прервать беременность. Показатель эффективности доабортного консультирования там составляет 36%. К этому показателю следует стремиться и женским консультациям. Пока же среднероссийский показатель у взрослых составляет всего лишь 16%. Радует, что количество абортов у несовершеннолетних сокращается год от года; девушки все бережнее относятся к своему здоровью.

Самостоятельное решение о лечении с 15 лет

Хочу обратить внимание, что необходимо внести изменения в статью 54 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан».

Речь идет о предоставленном подросткам праве давать добровольное согласие на медицинское вмешательство с 15 лет. Сейчас они могут сами принимать решение о необходимости лечения, аборта, операции и так далее. При этом сведения об их состоянии являются врачебной тайной, и получить их родители могут только с разрешения самого подростка. К нам обратилась мама, дочь которой после аборта покончила жизнь самоубийством. Мать готова была поддержать своего ребенка, но ей, естественно, не сообщили, что девушка приняла решение о прерывании беременности. У нас есть в городе 16-летний юноша, который не хочет лечиться от онкологии. И его родители тоже ничего не могут сделать.

Это право, установленное 323-ФЗ, противоречит Семейному кодексу, согласно которому защита прав и законных интересов ребенка осуществляется родителями до 18 лет. Но сколько раз я ни обращалась в Министерство здравоохранения, норма эта не меняется. Там считают, что в 15 лет дети уже могут сами принимать решение в отношении своего здоровья и родителей можно не информировать. Вам не кажется, что это неправильно?

И в продолжение темы о здоровье. В соответствии с программой «Развитие здравоохранения» в 2018 году проведены профилактические медицинские осмотры 97 % детей - 836 066 детей.

В возрасте от 15 до 17 лет показатель заболеваемости на 1000 человек детского населения составил 989!!! Понятно, что у одного подростка может быть несколько заболеваний, а у другого – нет совсем, но показатель – очень высокий. Кстати, родители вполне могут об этом не знать, ведь врачебная тайна получается важнее родительской помощи.


Диспансеризация детей-сирот

Мы особое внимание уделили диспансеризации детей, проживающих в стационарных учреждениях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Там, к сожалению, показатель заболеваемости на 1000 человек – более 4 тысяч! Аппаратом Уполномоченного был проведен мониторинг качества исполнения рекомендаций, которые получили дети по итогам диспансеризации предыдущего года. Группа выехала в каждое учреждение и провела анализ по каждому воспитаннику. В мониторинговую группу были включены специалисты районных прокуратур и отделов здравоохранения, всех профильных комитетов и федеральных стационаров.

Итоги оказались неутешительными: от незнания администрациями учреждения нормативной базы, в соответствии с которой обеспечивается медицинское обслуживание детей-сирот, и проведение диспансеризации воспитанников - до одинаковых рекомендаций врачей всем детям независимо от диагнозов. Например:

В результате были проведены совещания, на которых полученная при проведении мониторинга информация доведена до руководителей сиротских учреждений и их учредителей. Кроме этого, был проведен ряд обучающих семинаров по разъяснению нормативной базы, регулирующей вопросы диспансеризации воспитанников и межведомственного взаимодействия по ее исполнению.

После завершения проверки Прокуратура вынесла нарушителям представление. Все полученные в ходе мониторинга сведения направлены в адрес профильного вице-губернатора Анны Митяниной. Также были определены вопросы, требующие незамедлительного решения. В частности, в стоматологической помощи нуждаются дети, имеющие тяжелые заболевания центральной нервной системы. Для них данное лечение возможно только под общим наркозом в условиях стационара. Так как ресурсов стационаров в Санкт-Петербурге не хватает, по итогам диспансеризации прошлого года лечение прошли только 30% детей из тех, кому оно назначено.

Главный детский стоматолог Санкт-Петербурга смог на уровне районной стоматологической поликлиники организовать возможность профилактической помощи таким детям, чтобы они смогли избежать ежегодного удаления зубов в условиях стационара.

Отказ в предоставлении льготных лекарств

Также я бы хотела обратить внимание на такую проблему, как отказ в лекарственном обеспечении детей, имеющих регистрацию по месту пребывания. Речь не идет о тех, кто только что приехал в Санкт-Петербург, а о тех, кто постоянно проживает здесь, родился здесь, но имеет регистрацию по месту пребывания в связи с жизненными обстоятельствами:

с решением суда о выселении или в связи с тем, что законные представители решают вопросы улучшения жилищных условий. Например, семья взяла ипотеку и временно проживает в съемном жилье. Сюда же относятся сироты - «отказники» с рождения, которые имеют регистрацию только по месту пребывания в учреждении.

Для защиты прав этих категорий детей на льготное лекарственное обеспечение, необходимы поправки в «Социальный кодекс Санкт-Петербурга». Я считаю, что необходимо учитывать все имеющиеся документы, подтверждающие их постоянное проживание на территории Санкт-Петербурга, а именно: факт рождения и факт отсутствия регистрации по месту жительства в каком-либо ином регионе Российской Федерации. Пока приходится решать вопрос с лекарствами за счет Благотворительных фондов.

ВИЧ-диссиденты


Про ВИЧ – инфицированных не могу не сказать. Сейчас на диспансерном учете в Центре СПИД состоит 387 детей. 25 детей были впервые выявлены в 2018 году (в приемной семье – 1, в сиротском учреждении – 1). И при этом 5 детей находятся в розыске в связи с тем, что родители уклоняются от их лечения.

После трагической смерти удочеренной девочки удалось скоординировать взаимодействие с органами опеки, разработаны методические рекомендации. В результате, в течение 2018 года родителей 8-ми детей обязали обследовать их на ВИЧ (у 2-х детей установлен диагноз); в 4-х семьях родители были ограничены в родительских правах в связи с отказом обследовать детей. Но проблема остается с ВИЧ-инфицированными беременными женщинами. Часть их них отказывается лечиться, заведомо обрекая ребенка на передачу вируса. И нет такого закона, который бы обязал их это сделать! Потому что все права, в том числе и на здоровье, ребенок получает только после рождения.

В результате что мы имеем? 479 родов состоялось у ВИЧ-инфицированных женщин. 7 отказов от новорожденных, 8-ми детям установлен диагноз ВИЧ-инфекция. Причины какие? У 9-ти детей родители – СПИД диссиденты, у 4-х детей матери не принимали необходимые препараты, у 6-ти детей было грудное вскармливание, а этого делать нельзя, потому что заболевание передается через молоко. Так что частота перинатальной передачи ВИЧ увеличивается с каждым годом.

Каждый случай отказа от лечения ребенка в возрасте до 15 лет мы рассматриваем на заседаниях Рабочей группы при Уполномоченном, созданнойпо поручению Президента РФ. Она собирается ежеквартально уже два года. Самый сложный случай у нас был в минувшем году – отказ от лечения ребенка с туберкулезом. Мама не верила, что она больна, что сын болен. Она скрывалась, писала жалобы… Мальчик с очень запущенным заболеванием начал лечиться в ДГБ № 3 только после смерти матери. Но вообще, главная задача рабочей группы, в которую входят представители исполнительных органов власти, некоммерческих организаций, полиции и надзирающий прокурор, – анализ правомерности случаев отобрания детей из семьи с точки зрения избыточно применяемых мер или неправомерного вмешательства в семью. Также мы рассматриваем и случаи помещения ребенка в социозащитные учреждения по желанию родителей или его самого, которые, к сожалению, зачастую заканчиваются лишением родительских прав.

Что касается отобрания детей из семьи по 77 статье Семейного кодекса РФ, то уж не знаю, совпадение ли это, но таких случаев с началом работы группы стало значительно меньше.

Родители - нарушители прав детей


В 2018, как и в 2017 году, было отобрано 7 детей по статье 77 СК.

То есть органы опеки избирают эту меру только в тех случаях, когда реально существует угроза жизни и здоровью ребенка. Но перед судом, а органы опеки должны тут же подать в суд на лишение родительских прав, у родителей все равно остается шанс исправить ситуацию. И из семи случаев отобрания, дважды суд принял решение в пользу родителей, то есть ребенок остался в семье, которая оступилась, но нашла в себе силы понять, что ради ребенка надо бросить пить, употреблять наркотики, устроится на работу, создать необходимые условия для его нормального существования.

Но все равно число родителей, лишенных прав, остается довольно большим – 376 человек. Из них – три случая лишения прав в связи с жестоким обращением с ребенком. В это цифру входят, правда, и те ситуации, когда, например, мама лишает прав папу за уклонение от исполнение родительских обязанностей, в частности за неуплату алиментов.

В течение года у судебных приставов находилось на исполнении около 29 тысяч (28 824) исполнительных производств о взыскании алиментных платежей на сумму, внимание! 5 миллиардов 743 миллиона 223 тысячи рублей! (Около 2 миллиардов удалось взыскать)

Обратите внимание, что родителей, восстановленных в правах, становится с каждым годом все меньше. В минувшем году – лишь 11.

Зато не становится меньше количество отказов от новорожденных, несмотря на индивидуальную работу психологов в каждом случае. Из общего числа мам, оставивших ребенка в родильном доме – 6 несовершеннолетних и 20 иностранных гражданок. А всего в течение года вместе с больницами 159 малышей остались без родителей.

В то же время на протяжении 8-ми лет наблюдается стабильная тенденция снижения общего числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Но процент устройства в семьи в Санкт-Петербурге - не на очень высоком уровне – 88, в то же время есть регионы, где 93-94% детей сирот проживают в семьях.

754 сироты были впервые выявлены в 2018 году, у 193 родители умерли, остальные – это социальные сироты.

Конечно, у детей, временно находящихся в сиротских организациях помимо проблем со здоровьем, есть и другие, которые усложняют их устройство в семью. На конец года 1 320 петербургских детей состояли в региональном банке данных. Кстати, среди них по-прежнему двое недоусыновленных детей, в связи с принятием "Закона Димы Яковлева". Одна девочка, не уехавшая к новым родителям в США, уже совершеннолетняя. Так вот, в наших сиротских учреждениях:

• 89% - старше 7 лет;

• 39% - имеют инвалидность;

• 43% - имеют братьев и сестер, которых необходимо устраивать в семью вместе (в одном детском доме есть шестеро братьев и сестер);

• 4% имеют ВИЧ+ статус;

• 44,5% состоит на учете в психоневрологических диспансерах;

• 7 % не отличаются хорошим поведением и уже рассматривалось на комиссиях по делам несовершеннолетних.

Но все равно, дети должны жить в семье – этот постулат никто не будет отрицать. Поэтому так важно знать, сколько же детей из учреждений Санкт-Петербурга находят маму и папу ежегодно? И получается, что не так уж и много. По официальной статистике устроено в семьи 1 334 ребенка. Из них усыновлены 199 человек, в том числе за границу 11. Ну а дальше начинаем разбираться, и получается, что 435 детей просто изменили форму устройства. То есть, например, опекун усыновил ребенка или одна бабушка передала опеку другой. Еще 162 ребенка были взяты в петербургские семьи из других регионов. 431 ребенок устроены в семьи из тех, кто был впервые выявлен. Итого, всего 324 человека были переданы в семьи из сиротских учреждений города. Это мало. При этом из общего числа устроенных в семью только 15 детей-инвалидов, несмотря на поддержку государства таких семей. Но в Госдуму вновь внесен законопроект, на котором я настаиваю уже 8 лет: о профессиональных приемных семьях. То есть ребенок с проблемами живет в семье, но продолжает получать все необходимые услуги в учреждении. И я искренне не понимаю, почему столь очевидный способ устройства детей и переориентирования учреждений на сопровождение семей не находит поддержки у депутатов.

Кандидаты в приемные родители и отказы от усыновленных детей


И еще об одном секрете статистики хотелось бы рассказать. Мы ежегодно радуемся большому количеству кандидатов в замещающие родители. На конец 2018 года на учёте в региональном банке данных и в органах опеки

и попечительства состояло 1 173 семьи, желающих принять ребенка. Их них 604 семьи находятся в поисках ребенка уже второй год. Но вот в чем фокус: сколько семей реально готовы к такому шагу, мы не знаем. Почему?

Да потому, что в поисках ребенка кандидаты в усыновители или опекуны вправе обратиться к любому региональному оператору, а также в любой орган опеки и попечительства, расположенной на территории Российской Федерации по своему выбору. Таким образом, если, например, кандидат встал на учет в каждом органе опеки Петербурга, то его посчитают 111 раз, и впоследствии, после принятия в семью ребенка, кандидата 111 раз снимут с учета. Мне кажется, данные обстоятельства необходимо учитывать при анализе информации.

Очень тяжелая ситуация складывается у детей, которые во второй пережили утрату семьи. Это так называемые вторичные сироты. Возвращение в сиротское учреждение может нанести очень серьезную психологическую травму ребенку. Он перестает верить взрослым людям, которые были его семьей. Таких детей в 2018 году было 78. Причем, пятеро пережили отмену усыновления, то есть судебный процесс с изменением имени, фамилии… При этом 17 ребят находились в приемной семье меньше года, еще 22 – прожили в замещающей семье более 5 лет.

Дело тут не в ребенке, у которого «вдруг» выявилось заболевание, или который «вдруг» стал плохо себя вести и не оправдал надежд приемных родителей. Дело во взрослых, безусловно. Во-первых, у нас до сих пор сопровождение приемной семьи не является обязательным, и многие отказываются от услуг специалистов. Во-вторых, в худшую сторону изменился профиль потенциальных приемных родителей. Специалисты ШПР отмечают, что все чаще кандидаты имеют психические расстройства личности. Им нельзя вообще давать детей, но отказать в обучении на основании наблюдений психолога тоже нельзя. В течение минувшего года мы серьезно занимались этой проблемой. Собирались с комитетами, главным психиатром города, общественными организациями. И пришли к выводу, что в анкете кандидата должна появиться строчка о его согласии на психиатрическое, более углубленное обследование. Тех, кто действительно хочет взять ребенка по зову сердца, это не отпугнет. Но это должно защитить наших детей, в том числе и от вторичных отказов.

Кто пойдет в детский сад?


Следующая тема – доступность дошкольного и школьного образования. В Санкт-Петербурге на 1 сентября 2018 года более 70 тысяч детей получили места в детском саду. 6 598 семей получили отказ в связи с отсутствием вакантных мест (6,5% от количества принятых заявлений).

Для детей старше 3-х лет, по информации администраций районов Санкт-Петербурга, обеспечена 100% доступность услуг дошкольного образования.

Отрадно, что число детей в возрасте до 3-х лет, не обеспеченных местом в дошкольной образовательной организации, из года в год снижается. Так, например, в Красносельском районе с 2016 года «очередь» сократилась на 54%

Самое большое количество «очередников» по-прежнему в активно застраивающихся районах города: Пушкинском, Приморском и Красносельском. А всего по городу ожидает места в детском саду 6 868 малышей от 0 до 3 лет.

О том, что город должен строить больше детских садов я говорю много лет. Но если смотреть объективно, то можно понять: обеспечить всех малышей местом в ближайшей перспективе все-таки не удастся. Именно поэтому с 1 сентября 2019 года в Петербурге должна появиться новая выплата для родителей детей от 1,5 до 3 лет, чьи дети не будут ходить в ясли. При отсутствии мест в детсадах они смогут претендовать на ежемесячную выплату в 11 700 рублей. Однако пока нормативного акта, регламентирующего выплаты, не появилось, хотя в план Десятилетия детства он внесен.

Что лучше: класс по 40 человек или вторая смена?


Теперь о школах. По информации администраций районов Санкт-Петербурга, в настоящее время средняя наполняемость по городу в начальной школе – 28 чел., в средней – 26 чел., в старшей – 25,4 чел. Лидером остается начальная школа: в отдельных классах учатся более 40 человек. Безусловно, в условиях подобной наполняемости сложно говорить об организации индивидуального подхода к ребенку или об инклюзивном образовании. Когда ребенок учится в таком большом классе, родителей мало успокаивают рассказы о «средней температуре по больнице». Нельзя забывать и об усталости педагогических работников: чем больше детей в классе, тем сложнее обеспечивать необходимое дополнительное психологическое сопровождение ребенка.

В Красносельском районе около 7 тысяч детей начальной и средней школы обучаются по гибкому (смещенному) графику, в Выборгском районе – такой график у трех тысяч подростков из 10-11 классов. В школах Пушкинского района есть вторая смена. Может быть надо перестать лукавить и замалчивать вставшую в полный рост проблему? Взять и официально ввести вторую смену в школах? Многие родители у меня на приеме говорили, что готовы к смещенному графику занятий: для них важно, чтобы ребенок учился рядом с домом, не тратил время на длительные и утомительные поездки, и чтобы в классе было 25 человек.

Да, утреннюю продленку для начальной школы не сразу можно организовать. В то же время, это необходимо, ведь родители должны довести малыша до школы, чтобы не волноваться, как он дойдет до школы к 13.00, например.

Но давайте спросим старшеклассников Выборгского района, которые учатся во вторую смену: может быть, выспаться, сделать уроки и прийти в школу к двум часам лучше, чем сидеть с утра в переполненной школе?

Я сама училась во вторую смену, а утром, до уроков, тренировалась. И не вижу в этом ничего страшного. Вот Северо-Кавказские республики борются с третьей сменой. У них хронически не хватает школ, а у нас не хватает индивидуального подхода к ребенку в переполненных классах. Особенно в тех районах, где ведется массовая застройка.

Без крыши над головой


Теперь квартирный вопрос. Тут следует отметить, что прошедший год стал «провальным» в части обеспечения очередников жилыми помещениями. Практически в каждой категории были необеспеченные в соответствии с Жилищным планом 2018 года и перенесенные на 2019 год. Это связано с несвоевременной сдачей строящихся домов.

По состоянию на 1 января 2019 года на учете в качестве нуждающихся в предоставлении жилых помещений в Санкт-Петербурге состоит 611 семей, имеющих в своем составе детей – инвалидов, а также 4 992 многодетных семьи.

В 2018 году 945 многодетных семей подлежали обеспечению жилыми помещениями, но были обеспечены только 249.

Большая проблема возникла и с обеспечением жилыми помещениями специализированного жилого фонда лиц из числа детей-сирот. Из 506 человек в 2018 году квартиры получили всего 12! Отмечу, что в настоящее время все еще в ожидании жилья сироты, включенные в список 2017 года! Итого, получается, что не обеспеченных у нас остается 758 сирот. Правда, жилищный комитет обещает к концу 2019 года удовлетворить потребности всех. Посмотрим.

Я, кстати, обращалась в Законодательное Собрание с предложением расширить перечень обстоятельств, при которых проживание сирот в помещениях, где они зарегистрированы, признается невозможным. Например, включить в список «противопоказаний» проживание там лишенных прав родителей. Но пока такого законопроекта нет. Напомню, что решение подобных вопросов отдано на откуп регионам. И в Москве такая норма уже давно действует.

Надо отметить, что после предоставления долгожданной квартиры не все сироты могут справиться с возникающими обязанностями. Кто-то сдает её в аренду (хотя это запрещено), кто –то не справляется с платежами, кто –то нарушает правила проживания в многоквартирном доме. Нередко члены комиссий, проверяющих, как живут сироты, просто не могут попасть в квартиру. На связь они не выходят, поэтому районы вынуждены подавать в розыск. Из почти двух тысяч квартир, подлежащих обследованию, не удалось попасть в 156 помещений.

Как правило, это связано с тем, что выпускники сиротских учреждений проживают где-то в другом месте, проходят службу в вооруженных силах или заключены под стражу. Таковы основные проблемы, на которых мне хотелось сделать акцент.

О жалобах Уполномоченному




Теперь непосредственно о работе Уполномоченного с гражданами. В 2018 году нам поступило 3 450 письменных заявлений. Помимо граждан к Уполномоченному с просьбой о помощи обращаются должностные лица, обеспокоенные судьбой конкретного ребенка. В 2018 году было зарегистрировано 159 подобных ходатайств. Из них депутатских запросов – 36.

Год из года больше всего обращений по трем главным проблемам. В лидеры в минувшем году выбились вопросы образования (25,3%) – это конфликты и устройство в детские сады и школы. Вторая по популярности тема - нарушение прав детей одним из родителей (22,3%) – это алименты, определение места жительства и порядок общения с ребенком. На третьем месте по востребованности оказались жилищные проблемы (18,9%).

На кого жалуются наши заявители? 46% жалоб на действия или бездействие органов власти и бюджетных организаций. 9% заявителей сообщали о нарушениях прав третьими лицами (соседями, одноклассниками, злоумышленниками), 8% считают, что их права нарушили коммерческие организации (лагеря, банки, магазины и т.д). Примечательно, что в 37% обращений права детей были нарушены одним из родителей.

Нужно отметить, что зачастую граждане воспринимают свои личные интересы как нарушение законных прав, а это далеко не всегда соответствует действительности. В 2018 году в 66% письменных заявлений были выявлены нарушения прав детей. В оставшихся 34% заявлений содержались просьбы о консультациях, оказании содействия, удовлетворении частных интересов. Можно говорить о том, что правовая грамотность жителей Санкт-Петербурга постепенно растёт. Второй год в основном петербуржцы приходят к Уполномоченному, когда все доступные механизмы решения детских проблем были использованы, но не принесли ожидаемых результатов, как и положено по закону.

В 2018 году права юных жителей Санкт-Петербурга были восстановлены по 2 007 заявлениям граждан.

Также в 2018 году проведено 2 100 приемов граждан, из них 243 человека консультировала я лично. Сотрудники аппарата приняли участие в 201 судебном заседании.

В аппарат Уполномоченного поступило:

• порядка 3 500 звонков;

• 311 запросов на онлайн-консультацию на официальном сайте;

• 462 комментария на форуме официального сайта;

• 12 заявок в рубрику «Вопрос к психологу»;

• 74 обращения на "Детскую страницу" .

Теперь специалисты аппарата отвечают на вопросы граждан, поступившие и на официальные страницы в социальных сетях.

Чего удалось добиться?

Еще одно важное достижение – Уполномоченные по правам ребенка получили свой собственный нормативный документ – федеральный закон. Мы его добивались 9 лет.

Итогом нашей трехлетней работы стало принятие Правительством РФ Постановления №339, изменившего порядок установления инвалидности детям.

Наконец, удалось добиться перевода закупки дорогостоящих лекарств для больных орфанными заболеваниями на федеральный уровень. С 2011 года велась эта работа. И если Санкт-Петербург выполнял свои обязательства по обеспечению лекарствами, то многие регионы не могли себе позволить многомиллионные расходы.

После трех лет переписки были приведены в соответствие нормы питания несовершеннолетних, находящихся в следственных изоляторах и подростков, содержащихся в воспитательных колониях. Приказом Минюста России дети в СИЗО теперь получают творог, сметану, яйца, свежие фрукты, соки, колбасы, кондитерские изделия, мясо птицы.


Минувший год ознаменовался интересными социальными проектами. Не могу не упомянуть «Спасенное детство». Это наша совместная инициатива с Уполномоченным по правам человека в Пермском крае Павлом Миковым. Дети Санкт-Петербурга и Пермского края ведут исследовательско-поисковую и творческую работу. Началось с того, что в школе №5 Чернушенского района были обнаружены свидетельства жизни детей, эвакуированных из блокадного Ленинграда: рисунки, стихи, письма, воспоминания. Уже удалось разыскать двух воспитанников интерната.

В Красногвардейском районе действует уникальный проект по работе с подростками, которых принято считать трудными. Им предложили стать волонтерами и подружиться с подопечными дома-интерната №3. Это дети со множественными нарушениями развития. Теперь у них есть и совместные акции, и общие праздники.

Кроме того, премию Правительства Петербурга заслужила Конвенция о правах ребенка в сказках – в преддверии «Десятилетия детства» на радио «Россия» мы сделали программу о статьях главного детского закона. Продолжением стало издание книжки, которую может получить каждый в Приемной Уполномоченной.

Один из принципов работы Уполномоченного – это гласность и открытость. Но в средства массовой информации в основном попадают не системные вопросы, а резонансные происшествия с детьми. Безусловно, на каждое из них мы реагируем, отслеживаем, разбираемся, комментируем. Напомню несколько заголовков: «отец, жаривший руку младенца на сковороде», «отчим, оставивший ребенка в ванне с кипятком», «мать, севшая на диету и морившая голодом годовалого ребенка». С вдохновением освещалась история о том, как жительница Омска то ли продавала, то ли дарила младенца петербургской учительнице. Также в поле зрения масс-медиа попала «мать-кукушка, оставившая в ресторане двоих детей», история новорожденного младенца, найденного в… холодильнике и, конечно «метромалыш» – мальчик, родившийся прямо в петербургской подземке. К чести журналистов надо сказать, что они не только распространяли информацию о том, что мама отказалась от малыша, но и в канун Нового года сообщили, что ребенок отметит этот праздник уже с новой семьей.

Судя по рекордному количеству упоминаний в СМИ, безусловным лидером среди детских проблем оказались синие волосы школьницы, которую не пустили на праздничную линейку.

И в заключении о спортивных достижениях. В минувшем году я и еще пять сотрудников Аппарата сдали нормативы ГТО на золотой значок.

После окончания речи депутаты задали Светлане Агапитовой свои вопросы. Андрей Анохин поделился наблюдением о том, что в петербургских СМИ все чаще появляются сообщения о подростковой агрессии, нападениях несовершеннолетних друг на друга и на других граждан, иногда – с применением оружия. Парламентарий попросил Уполномоченного высказать свое экспертное мнение: действительно ли в городе идет процесс формирования подростковых банд, приверженцев идеологии АУЕ? Уполномоченный успокоила парламентария, заверив, что веских причин полагать, будто влияние АУЕ проникло в подростковую среду Петербурга, нет. Тем не менее нельзя сбрасывать со счетов резонансные истории, в которых подростки преступили закон. Недавний такой случай – вооруженное нападение трех восьмиклассников на отделение микробанка – сейчас находится на контроле детского омбудсмена.

«Следствие продолжается, причины такого поведения еще устанавливаются, – сказала Светлана Агапитова. – Но уже звучит версия о том, что, возможно, это была такая нездоровая игра в ограбление».

Член фракции «Справедливая Россия» Александр Егоров поинтересовался, назрела ли необходимость наделить Уполномоченного правом законодательной инициативы. Светлана Агапитова ответила, что несколько лет назад речь об этом шла, однако органы исполнительной власти города идею не поддержали.

Депутат также спросил о ситуации с корью – есть ли нехватка вакцины по районам; а также о снабжении детей, больных целиакией, безглютеновыми продуктами. Что касается кори, детский омбудсмен отметила, что обращения от обеспокоенных отсутствием вакцины родителей были. Однако, как выяснилось, проблема касалась исключительно комплексной вакцины «корь+паротит», которая ставится планово в соответствии с календарем прививок в возрасте одного года и шести лет. Задержка поставки была вызвана особенностями системы закупок лекарственных препаратов. При этом количество привитых детей превышает количество непривитых, и это позволяет избежать широкого распространения болезни. Однако вызывает беспокойство растущее количество родителей, не желающих проводить иммунизацию.

Со снабжением детей с целиакией безглютеновыми продуктами все обстоит гораздо сложнее. Существующая мера социальной поддержки для таких семей ничтожна: около 10 тысяч рублей в год, а продукты, действительно, дорогие. Однако ожидаются изменения, утвержденные распоряжением Роспотребнадзора: согласно обновленным санитарным нормам, в школах предусматривается обеспечение учеников лечебным питанием.

Коллега Александра Егорова по фракции Надежа Тихонова коснулась острой темы обеспечения жильем детей-сирот. Парламентарий напомнила о том, что, согласно федеральным нормам, при распределении квартир под нужды этой категории граждан действует ограничение: не более 25% квартир в многоквартирном доме. Однако известно, что такое соседство зачастую не нравится остальным жителям, настроенным против образования «сиротских гетто». Да и сами сироты оказываются в социальной изоляции. «Справедливороссы» хотят законодательно снизить этот порог до 10% и заручиться в этой инициативе поддержкой Уполномоченного.

«В целом я поддерживаю эту идею, – отметила Уполномоченный. – Однако по поводу 10 процентов надо еще все посчитать и понять, что у нас будет с закупками и сроками сдачи жилья в следующем году. Выход из положения я также вижу в том, чтобы предоставлять таким ребятам квартиры в освободившемся жилом фонде. Однако, увы, не у всех районов есть такая возможность».

Борис Вишневский тоже поднял квартирный вопрос. Он рассказал о проблеме, с которой к нему обратилась многодетная мать четверых детей: семья всемером ютится в коммунальной квартире, но не может добиться улучшения жилищных условий.

«Дело в том, что город мало строит, или Жилищный Комитет просто отказывается включать семьи в жилищный план?» – поинтересовался депутат.

Светлана Агапитова констатировала печальную данность: задержки происходят из-за постоянного срыва сроков сдачи жилья компаниями, которые не выполняют свои обязательства. К тому же, возникает и такая ситуация: семья большая, и по нормативам ей полагается большая площадь – скажем, 130 метров. Но в наличии нужной квартирографии нет, а давать две квартиры город не может.

«Почему не может? – удивился Михаил Амосов. – Может быть, нам стоит прописать это в законе?»

«Я бы хотела вас в свою очередь попросить: подумайте о том, чтобы законодательно расширить перечень граждан, у кого есть внеочередное право на получение жилья, и внести туда семьи с детьми-инвалидами», – обратилась к депутатам Светлана Агапитова.

Ирина Иванова выразила обеспокоенность очередью в детские сады и поинтересовалась, как обстоят дела с частными дошкольными организациями – поддерживает ли их город? К сожалению, ответила Светлана Агапитова, открыть частный садик очень сложно из-за строгих требований противопожарной безопасности и других нормативов.

Ольга Ходунова хотела узнать мнение Уполномоченного о ситуации с выделением земельных участков многодетным семьям. Детский правозащитник отметила, что сейчас участки фактически не выдаются, зато шесть тысяч семей в прошлом году получили земельный сертификат.

Напоследок Максим Резник пожелал Уполномоченному, чтобы на её пути «встречалось как можно больше понимающих депутатов и чиновников».

Также по теме «Ежегодный доклад»



Мы в соцсетях:


           

© 2010-2018 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00