Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org








Яндекс.Метрика
О работе Уполномоченного \ Что делаем \

За детей, оставленных без присмотра, администрация ответственности не несет?

Шестилетний сын Надежды* сбежал во время прогулки в частном детском садике и едва не попал под машину – буквально из-под колес его вытащила сердобольная автовладелица. Мама мальчика пыталась призвать к ответу руководство садика, однако пока ей это не удалось.

Детский центр «Светлячок»*, куда до происшествия ходил Валера*, позиционирует себя как организация для детей с особыми потребностями: сюда принимают ребят с аутизмом, ДЦП, задержками психического развития. На сайте организации заявлено, что специалисты ориентированы на работу с тяжелыми нарушениями здоровья, а благодаря их профессионализму ребята даже «получают шанс учиться в обычной школе».

В тот злополучный день Надежда привела сына на занятия, как обычно, рано утром. А после обеда ей позвонила администратор и сообщила, что Валера…потерялся. Мама тут же обратилась в службу «112», а отец – в волонтерский отряд. Однако прежде чем родители успели кинуться на поиски, с ними связалась инспектор по делам несовершеннолетних из ближайшего к детскому саду отделения полиции: Валера у них. Как выяснилось позже, его к правоохранителям доставила женщина, ехавшая по Выборгскому шоссе и заметившая мечущегося по проезжей части ребенка. Что касается обстоятельств побега, тут и вовсе всплыли вопиющие факты – оказалось, на прогулке Валеру сопровождал 16-летний парень, который «на минутку отвлекся».

«Привлечение к присмотру за ребёнком с ОВЗ несовершеннолетнего лица без специального образования и медицинской книжки директор центра объяснила «волонтёрством», – говорит Надежда. – В силу своего диагноза мой сын плохо понимает обращенную речь незнакомых людей, не может попросить о помощи прохожих. Он абсолютно беспомощен и это просто чудо, что с ним не случилось беды за то время, пока он скитался один!»

Но этим все не ограничилось. О том, что Валера убежал, присматривавший за ним подросток сообщил не сразу – испугался и пытался обнаружить его сам. Однако, когда понял, что не справляется, рассказал директору. Но и она, вместо того, чтобы вызвать полицию, дала сотрудникам распоряжение искать мальчика своими силами. А заодно разместила информацию о пропаже в сообществе в соцсети, опубликовав без согласия мамы не только личные данные и фото ребенка, но и сведения о его заболевании.

Надежда была в ужасе от случившегося. Она разорвала с садиком договор и написала обращения в полицию, прокуратуру и Следственный комитет с просьбой проверить деятельность организации и ее руководителя на признаки халатности. Но ответы от инстанций повергли маму в еще большее негодование: ни одно из ведомств не нашло оснований для вмешательства. Органы правопорядка не стали возбуждать дело, СК перенаправил обращение в районный отдел, а тот, в свою очередь, – районным прокурорам. Последние отметили, что поводов для мер реагирования не усмотрено.

«Они пишут, что детский центр не имеет лицензии на осуществление образовательной деятельности, а заключенный между нами договор подразумевает присмотр и уход, – поясняет Надежда. – В связи с чем нормы закона об образовании тут не применимы. Абсолютно проигнорирован тот факт, что в моём заявлении не ставится вопрос о лицензии, договорных отношениях или качестве оказания образовательных услуг. Идёт речь о грубом нарушении тех самых базовых принципов присмотра, повлекших за собой прямую угрозу жизни и здоровью беспомощного ребёнка! Разве обеспечение безопасности детства не входит в зону ответственности прокуратуры и следователей?!»

К сожалению, с подобной проблемой сталкиваются многие родители, отдавшие детей в частное учреждение, и неважно, какими красивыми словами оно называется – садик, центр развития или детский клуб. Суть у всех подобных организаций одна – они оказывают услуги по присмотру и уходу. Такая формулировка дает широкие возможности для бизнеса, при этом позволяет вести деятельность без получения лицензии у органов образования. А значит, никому не подчиняться и не перед кем не отвечать, кроме самих клиентов. С ними же отношения регулируются только гражданско-правовым договором. И если родители вдруг оказываются недовольны исполнением договорных обязательств, доказывать свою правоту они могут доказать только через суд – что и порекомендовали Надежде надзорные органы.

Светлана Агапитова связалась с директором центра, чтобы узнать их позицию по поводу инцидента с Валерой. В организации пояснили, что виновата во всем случившимся воспитательница: она пренебрегла своими должностными обязанностями и отправила мальчика на прогулку с юным волонтером без других взрослых. А поскольку из-за своего психического нарушения Валера ведет себя непредсказуемо, волонтер, в силу неопытности, не сумел за ним уследить. Нерадивый педагог уже уволена, договор с волонтером также расторгнут. Дальше центр ссылался на то, что изначально после ЧП у мамы не было претензий. Однако затем она вступила в контакт с бывшими сотрудниками, которые хотели свести свои счеты и оттого надоумили маму начать жаловаться. В результате организация «понесла существенный финансовый и репутационный ущерб». Что касается мер, принятых для предотвращения подобных ситуаций в будущем, то они и вовсе удивительны. Так, после служебного расследования было принято решение… не выводить детей, имеющих непредсказуемое поведение, за пределы центра. То есть, лишить их возможности гулять.

Но где здесь логика? Зачем заявлять о блестящей работе с особыми детьми, многолетнем опыте и крепком профессиональном коллективе, а потом расписываться в собственном бессилии обеспечить им элементарную безопасность?

«Интересам детей такое положение вещей никак не соответствует, – говорит Светлана Агапитова. – Поэтому мы обратились в городскую прокуратуру. А пока я бы хотела еще раз напомнить родителям одну печальную истину – не все детский сад, что так называется. Это же касается организаций, которые свободно оперируют такими терминами как «реабилитация», «абилитация», «адаптация» и так далее. Одно лишь название еще не значит, что учреждение располагает официальным разрешением на подобную работу. Поэтому, прежде чем доверить кому-бы то ни было своего ребенка, надо внимательно проверить, какие именно услуги вам предлагают и какими нормативными актами эта деятельность регулируется.

Центр, куда Надежда отдала Валеру, нам знаком – это вполне уважаемая в городе автономная некоммерческая структура, у него несколько подразделений. Тем более странно, что там так невнимательно относятся к безопасности особых детей. Нет сомнений в том, что дефектологи, логопеды, психологи, об услугах которых красиво написано на сайте, хорошо знают свое дело и реально помогают маленьким посетителям. Тогда почему бы не получить лицензию на образовательную деятельность и не войти в правовое поле уже совсем с другим статусом?»



Мы в соцсетях:


           




Полезные сайты для детей



       

© 2010-2020 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00