Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org








Яндекс.Метрика
О работе Уполномоченного \ Что делаем \

Расселение в никуда

Приемные родители восьмилетней Кати* пятый год ждут решения жилищного вопроса опекаемой ими девочки – из-за невнимательно оформленного соглашения о расселении коммуналки ребенок оказался на одной площади с лишенной прав мамой.

Кровная семья Кати – бабушка, мама и дядя, – занимала комнату в аварийной коммунальной квартире, которая в 2015-м чудом попала под расселение: нашелся инвестор – некто гражданин Чижов. Между ним, администрацией района и Жилищным комитетом было заключено соглашение, согласно которому бизнесмен приобретает и передает в собственность города на условиях мены равнозначную жилплощадь для всех зарегистрированных нанимателей.

Но отношения между родственниками давно разладились, и селиться под одной крышей они категорически отказались. Инвестор учел интересы семьи и предложил две квартиры: одну для бабушки и дяди, вторую – для Кати и её мамы, Алевтины. Это всех устроило: в декабре 2015-го Алевтина подписала нотариальное согласие на передачу ей в пользование нового жилья – однушки в Красногвардейском районе. Однако от участников сделки «ускользнул» тот факт, что на тот момент женщина уже лишилась родительских прав и не могла действовать от лица дочери. Её законными представителями стали опекуны, но их мнения никто не спрашивал и к процессу не привлекал.

К тому же, изменился и статус самой Кати, а это значит, что инвестор должен был бы предоставить ей отдельную жилплощадь – дети, оставшиеся без попечения родителей, не могут делить квадратные метры с лишенными прав родственниками. Но дело было сделано. Выходило, что по итогам расселения Катя лишилась единственного имевшегося у неё жилья, а взамен ничего не получила. Опекуны девочки, Сергей и Елена, попытались добиться справедливости самостоятельно.

Сначала обращались в администрацию, но там ничем не могли помочь: оказалось, что чиновники не давали согласия на приобретение гражданином Чижовым указанной квартиры. Органы опеки пересылали заявление Сергея по кругу. Жилищный комитет уверял, что не раз указывал инвестору на необходимость обеспечить сироту жильем. Через год приемные родители подали в суд: в ходе разбирательств сторонами было достигнуто соглашение о передаче Кати той самой однушки, в которой поселилась её мама. Алевтине бизнесмен пообещал купить другую. Однако время шло, ничего не менялось. В конце концов, Сергей написал Уполномоченному по правам ребенка с просьбой разобраться в законности ситуации и защитить права Кати.

«До сих пор не понятно: приобретено ли дополнительное жилье для Катиной мамы, или нет. Кроме того, мы не знаем, что происходит с аварийной комнатой, где по-прежнему зарегистрирована Катя – ключи у Чижова, пускать нас туда он под разными предлогами отказывается. Все остальные обитатели аварийной комнаты уже два года благополучно проживают в благоустроенных квартирах, и только Катя осталась не у дел. Неужели никого не волнует злоупотребление интересами сироты?!» – возмущался опекун.

По закону жилые помещения, закрепленные за сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, попадают в особый адресный перечень и подлежат ежегодной комиссионной проверке сотрудниками районной администрации. После чего в присутствии законного представителя ребенка составляется акт с указанием технического состояния, наличия перепланировок, исполнения обязательств по уплате коммунальных услуг. Как пояснили Светлане Агапитовой в жилищном отделе, попытки провести обследование Катиной комнаты предпринимались не раз, но доступа туда, действительно, не было. Попасть туда удалось недавно, и опасения Сергея подтвердились: никаких изменений не произошло.

«Инвестор не предпринимал никаких действий по приведению порядок квартиры, но и соблюдать условия трехстороннего соглашения не стремился, – говорит Светлана Агапитова. – В связи с тем, что расселение и улаживание имущественно-правовых вопросов так затянулось, администрация района приняла решение расторгнуть с гражданином Чижовым договор. Правда, не совсем понятно, почему информация о лишении родительских прав «затерялась»: очевидно, перед заключением трехстороннего соглашения сведения о нанимателях не были должным образом проверены и актуализированы.

Как бы там ни было, возможность получить отдельное жилье у Кати есть: по достижении 14 лет она имеет все основания быть включенной в список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению жилыми помещениями спецжилфонда».

* – имена изменены.



Мы в соцсетях:


           




Полезные сайты для детей



       

© 2010-2018 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00