Версия для мобильных
 
Логин/e-mail: Пароль:  
Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге
spbdeti.org








Яндекс.Метрика
О работе Уполномоченного \ События, факты, комментарии \

Проект «Спасенное детство» выходит на международный уровень



Этой встречи участники проекта «Спасенное детство» ждали полгода. Зоя Михайловна долго болела. Потом была в отъезде. И вот, наконец, в телефоне прозвучало заветное: «Приезжайте завтра, буду вас ждать!» На прошлой неделе исследователи клуба «Петрополь» встретились с воспитанницей Легаевского интерната и Таушинского детского дома Зоей Михайловной Трыковой.

Ей было шесть, когда началась Великая Отечественная война. Маленькая Зоя росла в большой и дружной семье. У девочки не было мамы, она умерла еще до войны. Пятерых детей отец Михаил Дмитриевич Трыков воспитывал один. В большой квартире, которую семье дали как многодетной, в новом доме на улице Декабристов подрастали два мальчика — Виктор и Валентин и три девочки — Лида, Тамара и Зоя. До войны Зоя посещала 20-й детский сад Октябрьского района, который находился совсем рядом, напротив дома. «Утром папа шел на работу и по дороге забрасывал меня в детский сад. Он вообще меня очень любил. Бывало, придет с работы, даже не поест, сразу берет меня на руки, целует, носит по квартире!», - рассказала Зоя Михайловна.

Жизнь семьи резко изменила война. Старший брат, пятнадцатилетний Виктор, остался с отцом работать в осажденном Ленинграде, а вот четверо младших ребят отправились в эвакуацию: «Помню, сажают нас в автобусы. Малыши плачут, воспитатели всех обнимают, утешают. Хотя сами еще девчонки. А я ко всем подхожу и спрашиваю: Чего вы плачете? Нас ведь повезут куда-то! Это же так интересно поездить!»

На Московский вокзал автобус опоздал. Зое запомнилась ужасная толчея и неразбериха. Взрослые буквально выхватывали детей из автобуса и проталкивались к поезду, который вот-вот должен был уйти. 20-му детскому саду достался последний вагон. Папа на вокзал приехать не смог - не отпустили с завода. Но всю войну Зою согревал папин подарок — большая кукла, которую тот купил ей незадолго до эвкуации. «Всю войну ничего мне было не надо. Я и в жизни неприхотливая, и в еде малоежка. А вот кукла эта очень была нужна. Ведь она — отцовская. Я с ней никогда не расставалась», - призналась Зоя Михайловна. Отца и старшего брата дети больше не увидят никогда. Михаил и Виктор Трыков умрут от голода в блокадном Ленинграде в январе 1941 года...

Одно из самых страшных воспоминаний Зои Михайловны — фашистский налет на пароход «Златовратский», когда детей везли по Волге: «Я очень любопытная была. Везут нас по воде. Кто плачет, кто поет, а я бегаю по палубе, мне интересно посмотреть — куда плывем, что дальше будет. И вдруг — налет фашистской авиации. Какая тут началась паника! Вокруг все забегали, закричали «скорей, скорей!» Очень страшно было, конечно!»

«Приехали мы в Легаевку. Городские. На всех пальто с оборочками, ботиночки... А там Урал! Мороз 30-40 градусов. Замерзли мы, конечно, очень. Поэтому все решалось быстро. Быстро привезли, быстро разместили», - вспоминает Зоя Михайловна.

Воспитателей она очень любила: «Какие они все хорошие! И Ольга Федоровна, и Александра Алексеевна! Мы были как будто бы их собственные дети, как будто им родные! Они готовы были сами побираться, а для нас все делали!» Воспитатели никогда не наказывали детей, не повышали голоса, даже когда было за что. Однажды маленькая Зоя решила постирать свое платье и чуть не упала в речку Стреж. В другой раз девочка убежала гулять в лес, да там и заснула. «Просыпаюсь — красота рядом, белочки бегают, - рассказала она. - А где дорога домой — не знаю. Испугалась, начала кричать. Конечно, меня нашли. Но даже не наказали».

В 1944 году ребята Легаевского интерната, оставшиеся без родителей, были переведены в Таушинский детский дом. Старший брат Валентин был призван в армию, а сестра Лида пошла работать на завод. Они и Зою пытались приобщить к работе на заводе, даже специальную подставку у станка соорудили. Но девятилетняя девочка так и не поняла, как это — делать снаряды.

Когда война закончилась — в детский дом забирать младшую сестру приехала Лида. Девочки оказались в Ленинграде. Жили небогато, но очень дружно, и поддерживали связи с другими воспитанниками Легаевского интерната.

«А давайте позвоним Лиде, - предлагает Зоя Михайловна, - она в Таллинне живет. Она вышла замуж после войны и уехала в Эстонию».

Лидия Михайловна, которой 25 февраля исполнится 92 года, отвечает уверенным и бодрым голосом. Рассказывает о том, как встречались с воспитанниками Легаевского интерната в далеком 1975 году: «Мы встречались в Доме учителя, даже дважды. Я в то время уже жила в Таллинне, но всегда приезжала на эти встречи. Помню, решили устроить вечер с танцами. Пришли в зал — а там все мебелью заставлено. Где танцевать? Брат Валентин помог освободить зал, и танцы состоялись! Второй раз встречались на квартире у Зои Михайловны, потом пошли гулять по городу». Петропольцы решили: с Лидией Михайловной непременно нужно встретиться!


Как много трогательных подробностей, интереснейших фактов хранит человеческая память! Каждая встреча с воспитанниками Легаевского интерната уникальна. За кадром всегда остается особая атмосфера, которую невозможно передать словами — атмосфера уюта и гостеприимства, уважения к собеседникам, желания поделиться воспоминаниями... Ветераны — люди особенные, встречаясь с ними, прикасаешься к миру ленинградской интеллигенции, к миру прошлого, к живой памяти. Спасибо проекту «Спасенное детство»!

Эта история целиком



Мы в соцсетях:


           




Полезные сайты для детей



       

© 2010-2020 Уполномоченный по правам ребёнка в Санкт-Петербурге. СПб, переулок Гривцова, д. 11 Тел. (812) 576-70-00