Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге

Анна Митянина представила в ЗакСе ежегодный доклад



1 апреля Уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге Анна Митянина представила депутатам Законодательного Собрания города ежегодный доклад о деятельности аппарата детского омбудсмена. Она рассказала о соблюдении и защите прав и законных интересов детей в 2019 году, о ключевых проблемах, над разрешением которых еще предстоит поработать, а также представила основные направления своей деятельности и ответила на вопросы парламентариев.

«В соответствии с требованием закона сегодня я представлю отчет об итогах деятельности Уполномоченного по правам ребенка за 2019 год. Передо мной трудная задача – я должна отчитаться о результатах работы, которую не проводила, поэтому, признавая необходимость опоры на мнение депутатского корпуса в определении порядка своей работы, я попросила заранее парламент сформулировать основные вопросы, на которых надо сосредоточиться, и в своем выступлении дам ответы на эти вопросы.

Угроза коронавируса

Конечно, я не могу остаться безучастной к теме, которую сегодня мы все так активно обсуждаем. И на вопрос, который был мне задан, – на что в условиях противодействия распространению в Санкт-Петербурге новой коронавирусной инфекции будет направлена сейчас моя работа – я отвечу таким образом. Город оказался перед глобальным вызовом. Сегодня в мире более 800 000 заболевших, более 43000 умерших. Это страшные цифры, они неуклонно растут.



Я отдаю себе отчет в том, что в Санкт-Петербурге не введено чрезвычайное положение, не введен карантин, но действует режим повышенной готовности с настоятельными рекомендациями к всеобщей самоизоляции.

Мы прекрасно понимаем, что сейчас наше будущее зависит от понимания проблемы и от самодисциплины. Это не каникулы, когда можно гулять по городу с детьми или выезжать на природу с друзьями. Эти дни даны нам для того, чтобы минимизировать контакты и предотвратить распространение вируса. Однако, мы наблюдаем совершенно иную картину, и предыдущие выходные показали, что людьми движет по сей день то, что в юриспруденции называется преступной самонадеянностью. Люди понимают, что их поступки могут привести к печальным последствиям, но легкомысленно надеются на их предотвращение. По данным, представленным аналитиками сервиса «Авито Работа», 54% опрошенных ответили, что продолжают вести обычный образ жизни, несмотря на активное распространение вируса.

Поэтому свою первостепенную задачу я вижу в активной работе в информационном поле, пропагандируя ответственное отношение к своему здоровью и здоровью своих детей. Сегодня у меня намечена пресс-конференция в ТАСС, я постоянно взаимодействую со СМИ, размещаю на сайте, в социальных сетях оперативную информацию, отвечаю на вопросы людей. Отмечаю плохую работу по информированию населения органов власти. Важно не только делать что-то, но и в своевременной и доступной форме информировать людей об этих действиях.

Десятилетие института Уполномоченного


Переходя к теме сегодняшнего доклада, напомню, что в прошлом году Институту Уполномоченного исполнилось 10 лет. При поддержке государства и региональных властей он активно развивается. Сегодня детские омбудсмены осуществляют свою деятельность во всех 85 регионах России, развиваются общественные советы, экспертные советы, и Петербург не исключение.

Через Институт Уполномоченного проходят все законопроекты, которые в той или иной степени касаются семьи и детства, их прав и интересов. За прошедшее время многое сделано для решения серьезных задач в сфере охраны общественного статуса и авторитета семьи, совершенствования нормативно-правовой базы.

Отрадно, что команда защиты детства продолжает расти, объединяя активных и неравнодушных людей. Созданы Общественный и Экспертный советы, в различных регионах России появляются детские советы при Уполномоченных.


На слайде можно увидеть статистические данные, которые характеризуют демографическую ситуацию в Петербурге. Вы знаете, что 2018 – 2027 годы объявлены в России «Десятилетием детства». Наш город стал первым регионом, который начал реализацию плана мероприятий. В 2019 году в Санкт-Петербурге родилось 60 030 детей. Это меньше, чем в прошлом году, но, несмотря на снижение рождаемости, детей стало больше. Это происходит за счет миграции. Социально и культурно развитый мегаполис привлекает в том числе семьи с детьми, поэтому этот показатель тоже ползет вверх. Больше 65 000 семей в нашем городе являются неполными. Делать выводы о кризисе традиционных ценностей преждевременно, но петербуржцы однозначно стали гораздо спокойнее относиться к классическим представлениям о полной семье. Сегодня больше детей рождаются у семей, состоящих в гражданских браках, матери, по существу, являются для государства матерями-одиночками. В Санкт-Петербурге стало больше семей с детьми-инвалидами. Это общероссийская тенденция. По словам Главного педиатра России, инвалидность растет из-за снижения младенческой смертности – детям, которые раньше умирали, сегодня сохраняется жизнь, но иногда не сохраняется их здоровье. Эти явления взаимосвязаны.

К сожалению, не обойтись без печальной статистики. В 2019 году мы потеряли 171 ребенка, среди лидирующих причин – травмы и несчастные случаи. Об этом я в дальнейшем скажу подробнее.

Статус многодетной семьи

Мне были заданы вопросы, касающиеся статуса многодетных семей. У нас увеличивается количество семей, имеющих много детей, в этой связи по вашему мнению, уважаемые депутаты, необходимо определить в региональном законодательстве понятия «семья» и «многодетная семья». Я знаю, что такая позиция высказывалась и Светланой Юрьевной Агапитовой. Она считала, что многодетной в Петербурге должна признаваться и семья, где есть два несовершеннолетних, а старший достиг возраста 23 лет. Этот вопрос обсуждался на высоком федеральном уровне, в Совете Федерации рассматривается проект о статусе многодетной семьи. Вы знаете о том, что поправки в Конституцию также относят отцовство и материнство к предметам совместного ведения установления общих принципов защиты прав семьи. Убеждена, что после определения на федеральном уровне общих принципов регулирования мы будем с вами в состоянии определить в нашем региональном законодательстве эти понятия.

Также вы спрашивали меня, как я отношусь к ситуации, когда малообеспеченная семья становится многодетной, предлагая закрепить определенные социальные гарантии. Я согласна, что, если люди, не имеющие дохода, решаются на рождение еще одного ребенка, к ним необходимо предъявлять особое внимание, однако со своей стороны убеждена, что делать это нужно на взаимной основе при помощи социального контракта. То есть люди со своей стороны тоже должны предпринять определенные усилия для того, чтобы семья вышла на качественно новый уровень.

Еще вопрос касался статуса многодетной семьи, когда в семьях есть падчерицы и пасынки. Это совершенно закономерный вопрос. Еще раз повторю, что закрепление подобных статусов возможно после принятия решения на федеральном уровне.


Подводя итоги работы в 2019 году, могу сказать, что традиционно петербуржцев волнуют три основные темы – это право детей на образование, нарушение прав несовершеннолетних одним из родителей и жилищные права.

Необходимо отметить, что в адрес Уполномоченного в прошлом году поступило в 1,5 раза больше обращений от несовершеннолетних. Мы всегда открыты к диалогу – нам можно позвонить, написать напрямую, обратиться через сайт, социальные сети. С одной стороны, это говорит о росте доверия к Институту. С другой – это тревожный сигнал. Если ребенок пишет незнакомому человеку о своей проблеме, значит, он не нашел понимания в семье, и рядом с ним нет взрослого, к которому он может обратиться за советом и помощью. Реалии современного мира таковы, что порой родителям проще игнорировать своих детей, гораздо труднее построить с ними доверительные отношения. Меня такая ситуация очень тревожит.

Я хочу проинформировать жителей Петербурга о том, что планирую принимать граждан не только в общественной приемной, которая располагается в переулке Гривцова,11, но и вышла с инициативой перед Губернатором, чтобы приемы Уполномоченного проводились в каждом районе по согласованному графику, чтобы, например, маме с маленьким ребенком, особенно, если он маломобильный, не надо было ехать через весь город.

Право на образование


Санкт-Петербург – один из самых быстро развивающихся регионов России. Не успевает социальная инфраструктура, об этом много говорится. Самые больные точки: Невский, Красносельский, Красногвардейский, Московский районы, Шушары. Там люди получают социальное жилье, там из-за невысоких цен приобретают квартиры люди из других регионов. Семьи верят рекламе застройщиков, которые обещают детские сады и школы. Понятно, что обеспечить доступность услуг дошкольного и школьного образования город в полной мере пока не в состоянии.

По данным, которыми я располагаю, в 2019 году было подано 86 963 заявления от родителей, законных представителей, по которым было предоставлено место в детском саду. В связи с отсутствием вакантных мест было получено 8066 отказов в предоставлении мест в детских дошкольных учреждениях. Констатирую, что не хватает мест для детей до трех лет. Микрорайоны новой застройки комплектуют детские учреждения с предельной наполняемостью. Полагаю, что решить эту проблему можно только за счет строительства, о чем тоже буду говорить отдельно.


Напомню, что под доступностью в соответствии с федеральным законодательством понимается вся территория Петербурга. Сегодня комиссии принимают решение о предоставлении мест в детских садах, но порой до них не только дойти невозможно, а еще и ехать нужно с 3 пересадками. Необходимо использовать различные оперативные формы оказания образовательных услуг.


Недавно я получила обращение от инициативного жителя Санкт-Петербурга. Он пишет о том, что земельные ресурсы, например, в Приморском районе есть. Во дворе дома №26 по Богатырскому проспекту ждет своего часа пустырь – около 0,5 гектара свободной земли. В свое время застройщик планировал построить там детский сад, но не построил. В районной администрации сказали, что территория не подходит по техническим характеристикам. Но, как видно по фотографии, места действительно предостаточно.

Если мы не можем обеспечить услугу, значит мы должны компенсировать затраты, дать возможность родителям получать место в детском саду в частных учреждениях за счет средств бюджета. Об этом буду говорить особо. Знаю, что Губернатор Петербурга предложил создать отдельный портал по новому жилью, в котором будет четко указано, какие школы, детсады, поликлиники реально получить новоселу, а где инфраструктуры в ближайшее время ждать не следует. Так родители смогут взвешенно принимать решение о покупке квартиры.


Что касается доступности школ. Случаев, когда ребенку не было предоставлено место в школе, конечно, нет. Но важно отметить, что задачу по наполняемости классов в 25 человек пока удается выполнять только в старшей школе. По городу средняя наполняемость классов в основной школе – 26 человек, в начальной – 28. Особо тревожные цифры: средняя наполняемость классов в начальной школе в 30 человек в Выборгском, Калининском, Красногвардейском, Московском и Приморском районах, а в Пушкинском – 35! Чтобы снизить нагрузку, дети учатся по гибкому расписанию, но, по сути, это вторая смена. Так быть не должно.

И вопрос на злобу дня. В какой мере школы Петербурга, не лучшие, а обычные, готовы в нынешних условиях к переходу на дистанционное образование, готовы ли учителя, дети, у всех ли детей имеются устройства, позволяющие учиться дистанционно?

Дистанционное обучение не является аналогом образовательного процесса. Это способ, чтобы ребенок не выпал из образовательного поля, не потерял контакт с педагогом, поэтому все информационные площадки, которые сейчас задействует Комитет по образованию, будут использоваться. Педагоги к новой форме работы готовы. Название «дистанционное» не должно смущать. Порядка 15 000 детей не обеспечены устройствами, позволяющими учиться дистанционно, это объективные данные. Но для участия в образовательном процессе они могут пользоваться любыми электронными формами передачи информации – почтой родителей, мессенджерами на мобильных телефонах и планшетах. Основная нагрузка ложится на классных руководителей. Например, у моего ребенка в школе есть специально выделенный человек – тьютор, который находится в непосредственном контакте с родителями и обеспечивает предоставление домашних заданий и получение обратной связи. Думаю, что такая ситуация продлится до 12 числа. Потом, в зависимости от количества заболевших, будет приниматься решение о необходимости продления дистанционного образования.


Следующий вопрос – это организация школьного питания. По этой теме огромное количество вопросов, на слайде видно, какой характер они носят. Насколько в связи с изменением федерального законодательства может измениться ситуация? Вы знаете о том, что в результате картельных сговоров на конкурсы выходят организации, не имеющие квалификации. Изменения, которые сегодня принимаются на федеральном уровне, позволят нам скорректировать систему оказания услуг по питанию в школах. Поэтому я обращаюсь к Правительству с инициативой возобновить работу Экспертно-координационного совета по развитию социального и здорового питания в нашем городе. Сейчас он не функционирует. В рамках Совета будут разрабатываться правила мониторинга питания, вестись разработка эффективных контрольных мер за качеством детского питания, а также реализовываться надлежащая информационная кампания по вопросам здорового питания и по формированию правильного пищевого поведения в семье.

Родители - нарушители прав ребенка


Кратко определю второе направление – это нарушение прав детей одним из родителей или законным представителем. На слайде видно, сколько обращений и по какому поводу поступало в адрес Уполномоченного. Больше всего меня беспокоит практика вторичных отказов. Отвечая на вопрос Михаила Николаевича Барышникова о том, что вторичные отказы – проблема бабушек, которые брали в младенчестве детей, которые в 12-13 лет начинают вести себя неадекватно и их просто сдают обратно в детские дома. Необходимо изменить ситуацию, повышая уровень приемных родителей. Некоторое время назад в Министерство Просвещения направлено обращение о включении близких родственников, которые берут под опеку детей, в обязательную программу подготовки.

Право на жилье

Жилищные права детей на третьем месте по количеству обращений к Уполномоченному. Я остановлюсь на тех темах, в которых уже хорошо разбираюсь и которыми в этом году собираюсь заниматься более предметно. Прежде всего, это жилые помещения, в которых живут дети-инвалиды. Обследование на предмет доступности показывает, что только 10% получают нормальное жилье. В 2019 году около 200 человек были включены в список на обеспечение жильем после обследования в связи с непригодностью занимаемого помещения для инвалидов. По информации Жилищного комитета, адаптированное жилье получили только 20 человек с ограниченными возможностями здоровья, из них 7 детей-инвалидов.



Вторая тема в жилищных правоотношениях, которая меня беспокоит – это возвращение после сиротских учреждений детей-сирот в те квартиры, где живут их родители, лишенные родительских прав, что делает совершенно невозможным их совместное проживание. Полагаю, настало время пересмотреть концепцию включения в жилищные планы детей-сирот, чтобы подобной ситуации в Петербурге не было.


Обеспечение лекарствами

Несколько слов про лекарственное обеспечение. Вопросов много, все они сейчас находятся на моем контроле. Неоднократно предлагалось в городе создать специальный портал, на котором родители или законные представители могли бы оперативно получать информацию о сроках обеспечения детей необходимыми лекарственными препаратами.

Отвечу на вопрос о мощности детских туберкулезных санаториев, которые располагаются в городе. Занималась этой проблемой предметно еще в должности вице-губернатора. Сегодня в Петербурге свою деятельность осуществляют три детских туберкулезных санатория. Их общая мощность составляет порядка 300 коек, но состояние не вызывает у меня никакого восторга. Учитывая, что дети находятся в санаториях год и более, иногда под сомнение ставится реализация их права на образование. Еще одна проблема, которая существует и должна быть решена, состоит в том, что часто в туберкулезные санатории направляются дети не по медицинским показаниям, а в связи с сугубо социальным аспектом. Например, изымаются от туберкулезной матери или из коммунальной квартиры, где есть сосед. И ребенок долгое время находится в туберкулезном санатории, не получая медицинской помощи как таковой. Это социальная задача и решать ее нужно по-другому – не посредством поддержания в нормативном состоянии таких санаториев, а решением именно социальной задачи. Поэтому эту тему я держу на собственном контроле, буду ею заниматься и в дальнейшем.



На следующем слайде представлены Законодательные инициативы, которые были реализованы при участии Светланы Юрьевны Агапитовой.

Свою работу на посту Уполномоченного по правам ребенка я буду выстраивать по трем основным направлениям – безопасность, здоровье, равенство возможностей.

Безопасность


Ранее я уже говорила и по-прежнему убеждена, что вопрос безопасности детства один из главных. Мне, как матери, совершенно очевидно, что нет ничего страшнее, чем ребенок в опасности. Задумайтесь только, по данным Всемирной организации здравоохранения, примерно 830 тысяч детей в год погибают в результате неумышленной травмы, т.е. случайно. Напомню вам, что прошлом году в связи с травмами и несчастными случаями мы потеряли 58 детей.

У детей нет необходимого жизненного опыта, а любопытства и стремления к самостоятельности хоть отбавляй. Воспитание культуры безопасности у подрастающего поколения – очень сложная задача. Вопросы детей, употребляющих наркотики, алкоголь, ребята из неблагополучных семей, воспитанники сиротских учреждений – зона моего повышенного внимания. Но, увы, трагедии случаются и в благополучных семьях:

3 марта в одной из школ Невского района Санкт-Петербурга восьмиклассник выстрелил в упор из газового пистолета в соседа по парте. Школьник пояснил, что пистолет приобрел через социальную сеть «ВКонтакте» у незнакомых людей, а патроны покупает сам. Мать школьника рассказала полицейским, что ее сын дружит с участниками группы скинхедов. Подросток растет без отца, но семья благополучная, на учете не состоит.

20 марта в центре Петербурга из окна четвертого этажа выпала девятиклассница. Девочка до инцидента поссорилась с родителями. Семья, в которой произошло несчастье, полная, на учете в психоневрологическом диспансере не состоит.

Полагаю, что в каждом таком случае нужно анализировать ситуацию комплексно. Если чрезвычайное происшествие происходит в свободное от учебы время, это ответственность родителей, дополнительного образования, подростково-молодежных клубов – всех тех, кто в это время должен заниматься организованным отдыхом детей. Если же ситуация происходит в образовательном учреждении, вопрос к педагогам и к системе образования.

Еще раз подчеркну, что дети, не охваченные организованными формами отдыха, гибнут в результате несчастных случаев намного чаще. Занятость в режиме «все каникулы» является основой безопасности ребенка. В первую очередь это касается семей группы риска, сведениями о которых располагают все субъекты профилактики. Это граждане, которые воспитывают детей с признаками социального неблагополучия, неполные семьи. Я еще раз обращаю внимание на то, что в городе недостаточная агитационная, информационная пропаганда, в том числе посредством социальной рекламы в виде трансляции видеороликов на экранах в торговых комплексах, в общественном транспорте. Должны быть задействованы все учреждения дополнительного образования, здравоохранения, все институты гражданского общества, социально ориентированные некоммерческие организации.

Мне был задан вопрос, который касается летнего детского отдыха и сопряженной с ним определенной доли риска, а также не считаю ли я целесообразным создать оперативный штаб с участием всех заинтересованных людей. Хочу сказать, что по должности я вхожу в состав Комиссии под руководством вице-губернатора Владимира Владимирович Кириллова. Естественно, этот штаб работает на регулярной основе в летний период. Еще надо сказать, что в основном наши дети отправляются в лагеря в другие регионы, там тоже есть уполномоченные, и в случае каких-то чрезвычайных ситуаций конечно и я, и все мои коллеги привлекаются.


Отдельная тема, которая меня очень тревожит, – информационная безопасность. О ней я уже тоже говорила. Нашла в интернете выражение, которое, мне кажется, очень хорошо отражает степень моих переживаний: «В нашем мире существуют три вида смерти: остановка сердца, смерть мозга и уход в Сеть». Мы понимаем прекрасно, что половина детей сталкиваются в интернете с противоправным контентом, бесконтрольно потребляют информацию. Рост суицидов, рост ситуаций подстрекательств к самоубийству – все это результат воздействия интернета. Современный мир – это мир знаний, мы находимся на пороге развития высоких технологий. Но проблема виртуальной зависимости за эти годы приобрела такие космические масштабы, что, наверное, уже можно сравнивать ее с коронавирусом. Интернет-зависимые дети, виртуальные дети – это та же самая зависимость, что алкоголизм и наркомания.


По данным телефона доверия, сегодня за помощью и советом обращаются дети, у которых есть проблемы с общением, которые не принимают себя, которые не приняты в семье. Эта категория детей, информационно-зависимых, одиноких – предмет моих особых переживаний и действий. Полагаю, что только запретительными мерами невозможно корректировать ситуацию. Недостаточен альтернативный контент. Знаю, что при Уполномоченном по правам ребенка при Президенте Российской Федерации создан специальный Экспертный совет по развитию позитивного детского контента. Нечто подобное, я считаю, необходимо создавать и в Петербурге, в том числе с привлечением и Детского общественного совета при Уполномоченном.


Я много общаюсь с людьми, которые занимаются детской психологией, и мысль, которая сейчас витает в обществе, заключается в том, что в эпоху повсеместной компьютеризации с приходом в нашу жизнь гаджетов, нужно делать особый упор на развитии ребенка. Он должен получать всю палитру возможностей. Если мы с вами показываем только черное и белое, как он узнает, что мир цветной. Только в младшем возрасте мы можем приучить наших детей к тому, что можно танцевать, петь, лепить, заниматься творчеством. Я обращаюсь к Комитету по образованию и буду это делать постоянно. Полагаю, что все дети с 10 до 15 лет должны быть охвачены особыми программами дополнительного образования, направленными на развитие их творческих способностей. Буду за этим следить предметно и отчитаюсь, с какими результатами мы совместно подошли к итогам этого года.



Наркотики – вызов нашему времени и одна из наиболее опасных проблем в мире. В разрезе районов мы видим рост наркозависимых детей. Главная особенность борьбы с детской наркозависимостью – своевременное выявление. Дети, которые потребляют наркотики один раз или системно, а это уже сложившиеся наркоманы, нуждаются в особом сопровождении. По данным Главного нарколога Российской Федерации, детей можно вытащить из омута, они обладают мобильной психикой. При своевременном выявлении можно определенный процент детей спасти. На предыдущей должности я предметно занималась этим вопросом. Вижу выходом из ситуации в Петербурге создание специализированного учреждения, где будет развернута специальная программа реабилитации детей, употребляющих наркотики с привлечением служб социальной помощи, психологической, а также всех мер, которые могут помочь нашим детям. Пока мы решаем, кто за что отвечает, дети тихо и незаметно умирают.


Еще одна зависимость – употребление никотиносодержащей продукции во всех вариациях – в виде бестабачных снюсов, паков, а также никотиновых леденцов.

11 марта вступила в силу принятый 19 февраля 2020 года Законодательным Собранием Санкт-Петербурга и подписанный Губернатором города закон, запрещающий продажу несовершеннолетним никотиносодержащей продукции и вводящий административную ответственность для продавцов такого товара тем, кому нет 18 лет. Спасибо депутатам за своевременную и жизнеспасающую инициативу.

Я обратилась с открытым письмом к жителям Петербурга, к родителям, воспитателям, предпринимателям, которые осуществляют розничную реализацию этой продукции. Понимаю, что бдительное и настороженное отношение к происходящему – один из способов уберечь наших детей.

Есть еще такая форма, как внимание населения. Если человек становится свидетелем, что в том или ином магазине в шаговой доступности ребенку продается такая коробочка, нужно своевременно передавать сведения об инциденте в дежурные службы, которые занимаются контролем над розничной торговлей, чтобы была моментальная реакция.

Я буду внимательно мониторить ситуацию, прошу и вас тоже. Санкт-Петербург – город высокой культуры. И этому статусу мы должны соответствовать. Только совместными усилиями мы сможем защитить наших детей, сделать их жизнь комфортной и безопасной.

Здоровье


Все, что связано с вопросами обеспечения здоровья наших детей, –важнейший приоритет на все времена. В национальном проекте «Здравоохранение» акцент сделан на улучшении доступности и качества медицинской помощи, на строительстве перинатальных центров, детских поликлиник и больниц, их модернизации. Главная задача – замкнутый цикл медицинского сопровождения ребенка – от неонатального периода до 18-летия.

Состояние здоровья детей, увы, достаточно печально. За последние годы появились уже четвертая и пятая группы здоровья. Раньше их было три. По информации на слайде вы видите, как болеют наши дети. Растет количество ребят с хроническими заболеваниями. Остро стоит проблема, связанная с лекарственным обеспечением. По этой теме сохраняется высокий уровень претензий.

Сегодня основная проблемная зона – дети с орфанными заболеваниями и дети, нуждающиеся в паллиативной помощи. Я планирую сосредоточиться именно на этих малозащищенных категориях и на медицинском сопровождении детей, находящихся в сиротских учреждениях.

В марте прошлого года вступил в силу закон о паллиативной помощи. Это одна из главных тем в здравоохранении, которая имеет не только медицинское, но и социальное, общественное, нравственное измерение. По инициативе Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка для улучшения качества осуществляемой помощи и формирования базы данных, необходимой для систематической поддержки и развития данной области, была внедрена система мониторинга паллиативной помощи. Она направлена на повышение качества оказываемых услуг и улучшение межведомственного взаимодействия. Без этого невозможно обеспечить качественную и комплексную помощь ребенку с тяжелым и неизлечимым заболеванием.


Если мы провозгласили тезис, в том числе и в «Десятилетии детства» о том, что мы оказываем медицинскую помощь от неонатального периода до совершеннолетия, то мы должны говорить и о детской реабилитации. Мало просто пролечить маленького человека, ему нужно дать возможность реабилитироваться для того, чтобы он мог быть интегрирован во взрослую жизнь с наименьшими последствиями для своего здоровья. В качестве положительных примеров я приведу создание Сурдологического центра, где находятся дети после кохлеарной имплантации, и образование Детского реабилитационного центра на улице Зины Портновой, в котором будут сопровождать до совершеннолетия детей, рожденных с экстремально низкой массой тела.

Равенство возможностей


Последнее направление, о котором я хотела бы сказать – это равенство возможностей. Сегодня любой ребенок независимо от своего имущественного положения, социального статуса, состояния здоровья должен иметь равный доступ к государственным услугам. Это не просто лозунг, я знаю, о чем говорю. Сегодня в городе более 90 000 детей, которые воспитываются в малоимущих семьях, около 18 000 детей-инвалидов, более 10 000 ребят, оставшихся без попечения родителей. Существует определенная дискриминация в их отношении. В свое время в юриспруденции мы использовали термин «видеть в законе не просто слова». Проблема представителей власти в том, что за цифрами, к сожалению, не всегда виден ребенок, который нуждается в особой поддержке. В качестве примера я хочу привести переформатирование попечительских советов детских домов. Приглашаю вас, уважаемые депутаты, войти в состав таких попечительских советов, чтобы дети, которым наиболее трудно, не остались без внимания. Чтобы им была оказана не только услуга по присмотру, но, чтобы они были воспитаны, трудоустроены, образованы, чтобы у них были квартиры, чтобы они могли нормально социализироваться.

По поводу наличия в городе программ работы с детьми из семей мигрантов различных диаспор, которые имеют проблемы со здоровьем, обучением, дополнительным спортивным и творческим образованием, могу сказать следующее. Основная проблема, с которой сталкиваются родители детей-мигрантов – невозможность быстро освоить русский язык. Ряд образовательных учреждений имеют такие программы для того, чтобы дети с особенностями – инофоны, не знающие русского языка, были очень быстро интегрированы в образовательные процессы. В 2019 году в адрес Уполномоченного таких обращений не поступало. Знаю о позитивных практиках в отдельных районах города. В частности, Адмиралтейский район продемонстрировал успешный опыт, который был тиражирован на всероссийском уровне. На этом тоже планирую сосредоточить свое внимание.

Проект «Качество детства»


Еще одна тема, которую необходимо осветить – реализация проекта «Качество детства». Это совсем новое направление – то, чем, наверное, сможет гордиться Петербург в случае успешной реализации. По инициативе Анны Юрьевны Кузнецовой наш город выбран пилотным регионом. На данный момент ни одно ведомство ни в одной системе не обладает всей информацией о ребенке. Кто-то лечит, кто-то учит, кто-то успешно борется с преступностью. Но для понимания эффективности решений в сфере детства нужен общий, объемный взгляд, представление, что принесет та или иная мера в перспективе. Поэтому мы на площадке Уполномоченного по правам ребенка создаем такую информационную платформу. В настоящее время рассматривается методика подсчета информации, базой для нее станут данные о возрасте ребенка, соблюдении его основных прав, о категории, к которой он принадлежит. По полученным показателям можно будет понять, к примеру, где нет доступности той или иной услуги, где не хватает дополнительного образования. Если совсем просто, – я буду видеть, независимо от отчетов, которые присылают комитеты, или той информации, которую я получаю в онлайн режиме, как на самом деле обстоит ситуация с детством в Петербурге. Смогу ее мониторить и высказывать предложения по исправлению основных проблем. Выявление болевых точек в детской политике должно принципиально отличаться от того, как мы работаем сейчас. Запустив данный проект, мы сможем прогнозировать негативные явления, своевременно и оперативно на них реагировать.


В заключение хочу поблагодарить вас за внимание и напомнить, что дети – это маленькие люди, у которых те же проблемы, горести и радости, что и у взрослых, но которые не могут объяснять, рассказывать об этом и не умеют за себя постоять. Именно для этого у них есть родители, а если с родителями что-то не складывается, у них для этого есть Уполномоченный по правам ребенка. Благодарю за внимание».

Адрес страницы: http://www.spbdeti.org/id8105